АРТЕМЕНКО Анатолий, 2-ой факультет, 1971 г.выпуска (Украина, Харьков)

Артеменко Н.П. ХАИАртеменко Анатолий ХАИ
В этом моем рассказе будет много цифр.
Я думаю, со мной согласятся все мои однокурсники, что нам выпала редкая удача слушать лекции по математике Анатолия Дмитриевича Мышкиса – выдающегося математика и при этом непревзойденного лектора и автора ряда уникальных учебников. На его лекциях всегда была рекордная явка. Но не из-за контроля или требований к конспектам. Было интересно! О нем, его лекциях можно написать роман. Но это только рассказ об отдельном эпизоде.
Как-то раз, не помню почему, в паузе от КВН, который свел и подружил меня с Е.Н. Бутом, мы с ним заспорили про 12 знак числа π. Каждый был уверен в своей правоте: Бут полагался на свою отличную память профессионального математика, я – на лекцию Мышкиса, где он назвал, а я законспектировал 12 знаков числа π: 3,141592653589. Но Бут настаивал на своем с высоты к тому времени преподавателя математики передо мной – студентом. Дома я бросился искать конспект по математике, но его не было (кому-то одолжил). Таблицы Брадиса приводили 6 знаков: 3,141592, «Справочник машиностроителя» – 8 знаков: 3,14159265. Других источников не было (это сейчас: в И-нете я нашел сайт с 3408 (!) знаками π (см. http://www.tuton.ru/pi.html). Но спор требовал разрешения! И после очередной лекции я подошел к Мышкису: «У нас с другом спор про 12-й знак π, а вы приводили его на лекции, не могли бы мне повторить?». Мышкис мне: «А вы меня не разыгрываете?». Я: «Анатолий Дмитриевич, честное слово, поспорили, но нигде в справочниках невозможно проверить!». Мышкис: «Хорошо, верю, пишите». И продиктовал мне по памяти 45 знаков!!! π = 3,141592653589793238462643383279502884197169399. По памяти, без подготовки и шпаргалок!!! Я записал, но ушел озадаченный: может это теперь Мышкис меня разыгрывает? Как проверить? В то время не только компьютеров и и-нета, а даже калькуляторов не существовало. Доступные вычислительные средства – только логарифмическая линейка и арифмометр «Феликс» (для молодых его устройство: 10 рычажков – 10 разрядов числа; множитель набирается перестановкой рычажков и числом оборотов ручки аппарата, как у мясорубки; при этом арифмометр издавал грохот-лязг, по ночам курсовую считать было нельзя, если ночью не один). Но доказать-то надо! Я нашел способ: разложил число π в ряд Фурье и на арифмометре стал вычислять по отдельности каждый член ряда. Суммировал вычисления в столбик. Считал три дня. Спор выиграл на второй день. Но хотелось проверить Мышкиса: неужели помнит 45 знаков? На 3-й день дошел до 30-го знака – все совпали. Дальше продолжать было бессмысленно. Стало ясно, что кроме таланта математика и преподавателя, А.Д. Мышкис имеет еще и феноменальную память!

***

Евгения Ивановича Щирова, к сожалению, уже нет с нами. Мы дружили с ним в физматшколе, которую закончили в 1965 г., в институте, где учились в одной группе, в Институте низких температур, куда с несколькими одногруппниками попали по распределению. От ФТИНТа Щирова часто командировали в Ригу за пленкой для экранно-вакуумной изоляции. Там он встретил свою будущую жену и остался в Риге. Теперь уже навсегда.
Одно время, встречаясь, мы часто играли в шахматы. Есть люди с талантом игрока, которые, несмотря на азарт, играют хладнокровно, помнят текущую игру и считают на несколько ходов вперед. Щиров относился к таким игрокам, будь то шахматы, преферанс, деберц или скачки на ипподроме. Выиграть у него я не мог. И вот как-то после одной из встреч, когда мы «посидели» по полной программе, он решил остаться у меня ночевать. Сидя на диване уже дремал, подперев голову рукой. Я предложил сыграть в шахматы. Он согласился, не открывая глаз. Я расставил фигуры, сделал первый ход и толкнул Женю: «Ходи!» Он тут же сделал ход. Так и играли: я обдумывал каждый ход, а он делал свой ход, на секунду открыв глаза, и снова отключался. Я надеялся, что настал мой час хоть раз выиграть. Но надежды оказались напрасными, до эндшпиля не дошло: я понял, что снова проиграл. Правду говорят: мастерство не пропьешь!

Еще один из эпизодов, который запомнился со Щировым, связан с хаевской военной кафедрой. Мы уже начали работать во ФТИНТе. А недалеко от ФТИНТа был ресторан «Родник», куда наши новые сотрудники захаживали и нам дорогу показали. И вот как-то накануне праздника (уж забыл: то ли 7 ноября, то ли 1 мая) всех отпустили пораньше с работы. И в троллейбусе мы столкнулись со Щировым и Сашей Борзинцом, однокурсником, тоже попавшим во ФТИНТ. Решили ненадолго зайти в «Родник» в честь праздника. Зашли, взяли 0,5 водки на троих с какой-то закуской. Посидели и уже собрались уходить, но Щиров решил заказать еще 0,5. Мы с Сашей стали возражать: дома много предпраздничной работы, нужно идти помогать! Пока препирались, официант принес заказ. К этому моменту Щиров уже с нами согласился. Но куда девать принесенную водку?
И тут в ресторан входит большая группа офицеров в форме. Присмотрелись – хаевская военная кафедра. Как потом выяснилось, пришли обмыть очередные звездочки. Я предложил: «Давайте пошлем эту бутылку на их столик!» Все согласились, позвали официанта и тот унес бутылку. Если бы мы знали, какую роковую ошибку допустили! Из-за колонны вышел кто-то из офицеров и стал вычислять, чей презент. После этого к нам подошел официант и передал, что нас приглашают за столик к офицерам. Мы подошли, за столиком было много знакомых, наших преподавателей. Отказаться было нельзя, а пить не хотелось. Но возражения не принимались! Пришлось присесть. И пошло! Уж лучше бы мы выпили ту бутылку и ушли! Пообщались мы от души, поздравили, повспоминали. Но помощники дома в этот день мы были никакие.

Также читайте:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *