САУШКИН Алексей, 1-й факультет, 1979 г. выпуска (г. Дубна, Россия)

Саушкин Алексей ХАИ
В 1975 году Председатель Студенческого профкома Валера Степанович закончил 5 факультет и уехал в Киев в КБ Антонова. На итоговой конференции новым председателем профкома был избран Игорь Внуков (5 фак). Меня на этой же конференции избрали заместителем председателя профкома по жилищно-бытовым вопросам.
Председателем большого студсовета был Леонид Турко.

Студгородок ХАИ

Заседание Совета студгородка ведет Турко Л.Л., справа Володя Яковлев и А.В. Олейник

Леонид Турко в свое время создал неплохую команду, которая инициативно  решала текущие вопросы:
Володя Яковлев — первым заместителем председателя,
Федя Лесюта — заместитель по оргработе,
Саша Горбунов — возглавлял студенческий контроль.

В то время было освоение 10-го общежития, в котором мне довелось быть первым председателем студсовета. Началось освоение 11-го общежития.
В это же время поменялась администрация студгородка. На смену Долматову Анатолию Ивановичу пришел новый директор Алексей Васильевич Олейник.
Алексей Васильевич буквально с первых дней своей работы начал внедрять методы и подходы студенческого самоуправления.
Как только Л.Турко перешел на кафедру, мне пришлось возглавить большой студсовет. С командой, которую в свое время он создал мы работали практически до выпуска.

Студгородок ХАИ

Работа над результатами рейда санкомиссии. Слева (в очках) Саушкин А., справа-Лесюта Ф.

Студгородок ХАИ

Лисюта Федор

Прежде всего всего это Федор Лесюта, (5 фак.), неутомимый инициатор и организатор Положений и правил о студенческом самоуправлении их юридическом оформлении.
Владимир Яковлев (2 фак) — главный борец за внедрение этих положений и правил в жизнь.

Студгородок ХАИ

Решаем вопросы

Алексей Васильевич дал нам много свободы. Все начинания и новые инициативы были им горячо поддержаны (хотя его критиковали, ходили слухи…)
Именно в это время по инициативе студсовета 5-го общежития появилась тема дискотек.
Первая дискотека была создана в красном уголке 5-го общежития. Ее инициатор и организатор Магомед Магомедов, в то время Председатель студсовета. Она быстро-быстро стала популярной в студгородке.
Для этого нужно было частично поменять интерьер красного уголка, с чем не было согласия в парткоме.
В журнале «Студенческий Меридиан» публиковалось много материалов и о студенческом самоуправлении, и об организации дискотек и о многих других направлений деятельности.
И мы под руководством проректора по хоздеятельности Дмитрия Мироновича Трунова и директора студгородка Алексея Васильевича Олейника поехали за опытом в Ленинградский кораблестроительный институт. Я тоже был в составе делегации.

Студгородок ХАИ

Наша делегация в Ленинград.

Студгородок ХАИ

Руководители делегации - Трунов Д.М. и Олейник А.В.

По возвращению Магомед сказал, что надо звать партком на дискотеку — мы сделаем лучше, чем ЛКИ.

Студгородок ХАИ

Магомед Магомедов, председатель студсовета 5-го общежития.

В то время мало, кто понимал, чем отличается дискотека от танцев.
Алексей Васильевич пригласил на дискотеку зам. секретаря парткома по идеологии Барсукова Альберта Петровича. Магомед «забомбил» программу в таком порядке: сначала в течении 20 минут хорошо подготовленная девушка показала слайды и сделала доклад о творчестве художника Модельяни (честно говоря многие, в том числе и я, ранее не слышали о нем), затем диск-жокей с анонсом по содержанию ставил танцевальную музыку.
А.П. Барсукову с комментариями Олейника все понравилось.
Мы получили «зеленый свет» и красные уголки начали начали преобразовываться в залы для дискотек.
После переоборудования Красного уголка 5-го общежития всё пошло мирным руслом. Переоборудование заключалось в том, чтобы портреты членов политбюро не попадали в зону вандализма. Поэтому применялись быстросъемные технологии или простое завешивание. При этом дежурные бдительно следили, чтобы на портретах не появлялись усы, либо какие-то интересные надписи.
Очень быстро стала популярной в студгородке линия по созданию ВИА по общежитиям. Помещения красных уголков стали залами репетиций.
На 2 факультете этим активно занимался Михаил Труш — председатель профкома факультета (это общежитии 2 и 4). В 10-м общежитии Женя Щербаков и Саша Зайченко. Мы помогали, как могли – кому усилительную аппаратуру пробить, кому слайдопроектор. В.Козуб занимался добычей усилителей звука и контачил по этим делам с профсоюзами факультетов.
Пришедший на смену Магомеду Коля Быковский продолжил и развил эту тему. Стали создаваться ВИА по общежитиям, для которых помещения красных уголков легализировались для репетиций.
Я закончил 4-й факультет в 1979 году.
Уезжая, передал все начинания и дела Куйдину Алексею.
Директор Студгородка поменялся – А.В. Олейник ушел заниматься наукой на кафедру конструкции авиационных двигателей и, судя по информации, время самоуправления закончилось…
Хорошее было время!

Студгородок ХАИ

Вручение переходящего знамени и приз общежитию - победителю в соцсоревновании. В центре Ф.Лесюта с Людмилой, которая отвечала за ведение соцсоревнования, вела учет баллов и т.д.

Студгородок ХАИ

Ленинский субботник. Танец посаженному дереву исполняет директор студгородка Олейник А.В. Дерево растет!

Послесловие:
В будущем Федор Лесюта возглавит телевидение Черниговской области,
Володя Яковлев будет работать Главным инженером Волочиевского завода Мотор-Сич,
Саушкин Алексей уедет в Дубну Московской области и пройдет путь от мастера до Генерального директора.

 ДИКУН Борис, 2-ой факультет, 1973 г. выпуска (г. Таганрог, Россия)

НЕЗАМЕТНАЯ, НУЖНАЯ, НЕЗАМЕНИМАЯДикун Борис ХАИ

Шестидесятые-семидесятые годы, Харьковский авиационный институт. Если любому студенту, хотя бы раз заходившему в КВД (клуб выходного дня), задать вопрос, кто наиболее соответствует указанным в заголовке характеристикам, гарантированно будет получен ответ: «Конечно же, Слава Исааковна!»
Фирсова С.И. ХАИ
Это не преувеличение, это никакая не натяжка. А если представить, что КВД руководил бы кто-то, не соответствовавший этим определениям. В этом случае такого уровня художественной самодеятельности в ХАИ просто не было бы, а КВД не был бы штабом.
Дикун Борис ХАИФото 1. Сентябрь 1967 года. Концерт агитбригады

Слава Исааковна всё время находилась в поиске. А, обнаружив очередной талант, создавала условия для его развития. Это и музыканты (прекрасный духовой оркестр, инструментальные ансамбли), певцы, чтецы-декламаторы, танцоры (много было коллективов).
Из своей хаёвской творческой жизни меньшая деятельность у меня была на первом курсе. К концу курса уже появились связи. В сентябре 1967 года, когда хаёвское студенчество кинулось помогать селу, Слава Исааковна подготовила агитбригаду из нас. Мы гастролировали по Краснокутскому району.

В сентябре 1968 года, когда я был уже третьекурсником, ситуация повторилась, но, если честно, уровень музыкального и другого мастерства у этого состава был выше. И потом. Уже народ весь в костюмах. Агитбригада была весьма творческой.

По фото 2 видно, что с некоторыми будущими участниками команды КВН, мы уже были связаны творческими и приятельскими узами. Это Валера Гагауз, Игорь Винокуров и Слава Григорьев (Дуду).
Дикун Борис ХАИФото 2. Сентябрь 1968 года. Агитбригада ХАИ
А первый в ХАИ «вокально-инструментальный»! Более традиционные музыканты постарше называли ансамбль «проволочным». Ансамбль «Фламинго» организовали школьные друзья Игорь Винокуров, Коля Якименко, Олег Рождественский, Саша Баснев. После окончания школы двое первых поступили в ХАИ, двое других – в ХИИКС.
Дикун Борис ХАИФото 3. Ансамбль «Фламинго»

Не помню точно, когда в 1968 году у этих ребят не хватало ударника и солиста. Нас свела и познакомила Слава Исааковна, она представила меня как ударника и Славу Мурашко (в будущем Директора – Генерального Конструктора ОКБ «Факел») как солиста. Мы, конечно, начали с репертуара The Beatles. Помимо этого, меня тянуло на интерпретацию знакомых песен на русском и украинском. В частности, нам очень нравилась песня «Нiчь яка мiсячна», которую мы исполняли. Слава Исааковна направляла наше творчество умело, мягко и ненавязчиво. На определённом этапе (где-то в октябре- ноябре 1968), она предложила нам устроить, как она выразилась, «отчётный концерт» в 417 аудитории. Мы с энтузиазмом подхватили предложение. Этот концерт одной мелодии я буду помнить всегда.
Перед концертом подглядел, что Слава Исааковна заготовила оформленную по всем правилам Почётную Грамоту ансамблю «Фламинго» за исполнительское мастерство и большой вклад в воспитание молодёжи. Ошибка наша заключалась в том, что для начала была выбрана очень динамичная инструментальная композиция. Договорились, что мы начинаем играть при закрытом занавесе. И вот зазвучала музыка (довольно громкая), открывается занавес и что мы увидели. Столько народа набилось в аудиторию – страсть. У противоположной стены головы людей находились возле потолка. Когда мы закончили играть, услышали страшный рёв и треск ломаемой мебели. Слава Исааковна дала команду закрывать занавес… Грамоты, естественно, мы не получили. В институтской газете в наш адрес была напечатана ругательная статья, сколько было сломано дверей, стульев и ваще…
Дикун Борис ХАИФото 4. Ансамбль «Ну, погоди!»

А встреча с ансамблем «Ну, погоди!» и наша дальнейшая плодотворная работа…  Я опоздал к началу занятий на пятом курсе и остался без места в общежитии. Пришлось примерять на себя участь зайца. Случайно пожаловался об этом Славе Исааковне. Она поддержала меня морально и сказала, что всё будет хорошо. На следующий день она нашла меня и предложила навестить коменданта общежития №8, он ищет руководителя ансамбля, базирующегося в общежитии. Согласился я сразу, после урегулирования ряда разногласий получился прекрасный ансамбль. Мы дружим и общаемся до сих пор.Фирсова С.И. ХАИ
Про КВН уже много написано, сказано, сфотографировано и снято… Слава Исааковна создавала все условия для творческого процесса. Мы могли находиться в КВД хоть круглосуточно. Множество организационных вопросов решались вроде бы сами собой. Но это не так. Это – визиты Славы Исааковны в профком, комитет комсомола, партком и так вплоть до ректора.
Поэтому команда КВН была одета, экипирована инструментами, реквизитом, вопросы учебного процесса были отрегулированы.
Пусть память о Славе Исааковне останется тёплой, информация о ней должна быть где-то достойно представлена в ХАИ. А в наших благодарных сердцах, сердцах людей, общающихся и знавших Славу Исааковну лично и не понаслышке, она давно заняла подобающее место.

От Н. Олейник:
Фирсова Слава Исааковна родилась в 1923 г. В Харькове.
Во время войны была в эвакуации в Свердловске. Работала на оборонном заводе. Имела удостоверение участника войны.
Потом закончила режиссерские курсы и работала много лет в ХАИ. Очень любила свою работу.

 СУХОРЕБРЫЙ Виктор, 1-й факультет, 1959 г. (г. Харьков, Украина)

Сухоребрый Виктор ХАИ
САМОДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ХАИ в 1954 – 1958 годах
Еще в школе, чтобы пообщаться с девочками (школы тогда были однополыми), пришлось организовывать вечера, на которые разрешалось приглашать девочек. На таких вечерах должны быть, кроме всего прочего, концерты. Мне тогда приходилось заниматься концертами.
Когда я поступил в ХАИ, в комсомольской анкете, которая была направлена на обнаружение разного сорта талантов, я упомянул только плавание. И был уверен, что со сценой покончено. «Защищал честь ХАИ» в команде пловцов.
Муравьев Юрий ХАИ
Но вот после зимних каникул первого курса (февраль 1954 г.) ко мне подошел студент 3-го курса, товарищ по команде пловцов Леня Фортинов с незнакомым студентом и попросил меня помочь им в мартовском концерте. Второй студент оказался студентом 2-го курса Юрой Муравьевым (впоследствии мой друг по кличке «Муравей»). Они придумали номер с дрессированным львом и решили, что роль льва подойдет мне из-за моей шикарной вьющейся шевелюры. Пришлось сознаться, что со сценой я немного знаком.
Следует отметить, что в ХАИ была замечательная концертная команда, концерты которой я еще застал. Но ее костяк состоял из ребят, которые в феврале этого года защитились и стало необходимо создавать новую команду. Этим занялись Леня Фортинов и Юра Муравьев. Я им «попался» и стал членом команды. Немного позже к нам присоединился моторист 1958 г. выпуска Еськов. По сути, наши концерты были капустниками. Мы сами писали сценарии и сами их играли, вкрапляя сюда номера хаевских талантов. Кое-кого мне удалось вспомнить.
Среди вокалистов запомнилась мотористка (выпуск 1960 г.) Женя Лилейко. Она с еще одной девочкой исполняли (в том числе) песенку про Таню из свеженького тогда к/ф «Карнавальная ночь». Из декламаторов помню самолетчика (выпуск 1960 г.) Борю Федоренко. У него хорошо шел отрывок из «Поднятой целины» про деда Щукаря. Свои стихи читал самолетчик (выпуск 1957 г.) Слава Привалихин. Акробатические номера выдавал моторист (выпуск 1959 г.) Женя Баяндуров. Бард, он же самолетчик (выпуск 1958 г.) Женя Братенко. Он исполнял, написанные им очень неплохие песни, аккомпанируя себе на гитаре. Одну из его песен, исполняемую лет пять — десять назад на своем Х-летии выпускниками (самолетчиками) 1957 г. прислал мне известный всем хаевцам сын моего однокурсника Саша Кушнаренко. Возможно, она есть в сети. Песня об общаге — «Пристань моя путевая». Во время первого ее исполнения со сцены произошел комический случай. Женя не собирался ее исполнять, и в программе концерта была другая песня в его исполнении. Но во время концерта он решил, вместо заявленной, впервые исполнить «Пристань…». Я попросил записать ее название на бумажке. Когда подошел Женин выход, я глянул в бумажку и объявил: «Сейчас Братенко исполнит авторскую песню «ПристАнь моя путЕвая» с ударениями на «а» в первом слове и на «йо» в последнем. Женя в гневе потребовал объявить правильно. Я вышел, извинился и объявил правильно. Залу стало весело. Похоже, получился самый смешной номер. Когда зал успокоился, вышел Женя и прекрасно исполнил песню, сорвав мощную овацию.
У меня сохранились студенческие записные книжки. Я думал, что они мне помогут вспомнить хоть кое-что из нашего репертуара. Большинство записей оказались невразумительно лаконичными. Но читать их было смешно. Правда, смеялся, не понимая над чем. Тем не менее идеи некоторых номеров удалось вспомнить. Например, идея номера: «Как некоторые преподаватели прочли бы лекцию о любви». Или во время рейда представителей студкома по общаге:
- Это что за картинка на стене?
- Рембрант.
- А почему баба голая?
Не знаю почему, но один номер всплыл в голове сам по себе. Пародия на отрывок из оперы «Запорожець за Дунаєм», дуэт Карася и Одарки. Дело происходит в трамвае №7 (единственный тогда транспорт «ХАИ – Харьков».
Далее «К» — кондуктор трамвая (В. Сухоребрый), «С» — студент-заяц (Ю. Муравьев). Аккомпонирует на ф/п самолетчик, випускник 1958 г. Смирнов.
К:
Їздиш, їздиш дні і ночі,
А білета не береш!
Працювати нема вже мочі,
Мабуть гроші бережеш!
С:
Ой кондуктор, злая тетка,
Перестань же ты кричать!
К:
Ні, нехай почують люди,
Ні не буду я мовчать!
Вместе два раза:
С: Перестань же ты кричать!
К: Ні не буду я мовчать!
Далее – танец опереточного типа, в котором кондуктор безуспешно пытается всучить билет студенту.
Постепенно наши капустники стали не менее популярными, чем капустники предыдущей команды.
В то время ХАИ был достаточно демократичным и наши номера «юморили» не только студенческую жизнь, но и некоторых преподавателей. У самолетчиков тогда в рамках конструкции самолета был курс, который на студенческом сленге назывался «Сучки» (ударение на «и»), в основном, об использовании древесины. Этот курс читал третьему курсу доцент К. Читал весьма невнятно. И мы с Муравьем написали и исполнили частушки, куда включили частушку о лекциях доцента К. :
«С. К____н – универсал,
Очень распыляется,
Лекцией назвать нельзя
То, что им читается»
Сейчас, поработав преподавателем, я понимаю: частушка не столько смелая, сколько хамская. Но… что было, то было. После концерта ко мне подошел знакомый старшекурсник и предупредил меня, что доцент К. злопамятен, а поскольку я тогда учился на втором курсе (остальные «артисты» уже сдали «сучки»), мне следует опасаться мести. Я не забыл предупреждения, и к экзамену по «сучкам» готовился основательно, начиная с посещения всех лекций. Так что перед экзаменами я стал главным консультантом по «сучкам» для всего курса. Но это не помогло, доцент К. поставил мне 3-ку! Тогда с такой оценкой в зачетке стипендию не назначали, так что плата за юмор была ощутимой – в то время на стипендию можно было прожить.
Так мы развлекали ХАИ.
Защитился Леня, на следующий год защитился Муравей, еще через год защитился я.
Пришла новая команда нам на замену…

Оригинальный тест песни звучит так:

ПРИСТАНЬ МОЯ ПУТЕВАЯ

Пусть не пышно обставлен студенческий дом,
Да и денег в кармане не так уж и много,
Но богатство студента заложено в том,
Что вся жизнь впереди, как большая дорога!
У меня на столе абажур голубой,
Блещет лампа, по комнате свет разливая,
Но настала пора – я прощаюсь с тобой,
Общежитие, пристань моя путевая!
Здесь с друзьями я жил, здесь готовил диплом,
Предзачетные ночи сидел до рассвета,
На учебных пособиях спал за столом…
Разве можно из памяти вычеркнуть это?!
Я диплом получил, я уеду на днях,
И, как другу, последний визит отдавая,
Говорю, находясь в этих милых стенах:
«Общежитие, пристань моя путевая!».
И с друзьями сойдясь у себя на дому,
И мотивы студенческих лет напевая,
Я заздравный бокал за тебя подниму,
Общежитие, пристань моя путевая!

От Н. Олейник: за текст песни и видео большое спасибо КУШНАРЕНКО Александру, выпускнику 3-го факультета, 1992 года выпуска

 ОГАРКОВ Сергей, 5-й факультет, 1979 г. выпуска (г. Лебедянь, Россия)

Огарков Сергей ХАИ
Глава из книги Сергея Огаркова «По волнам моей памяти…»

РАКЕТЫ ВЫПУСКНОГО БАЛА

… Кто не помнит своего выпускного бала в школе?
Нет в мире таких людей. Первый бал жизни, бал легкого головокружения от первой самостоятельности и свободе от родительской опеки. Бал надежд и ожиданий новой жизни, бал прощания с любимыми учителями и влюбленностями за партой. Бал чистых помыслов и честных поступков, которым нас научила школа.
Пришло такое время и для меня, наступил мой час ощутить всю прелесть этого ночного ритуала со всеми вытекающими последствиями…
Быстро прошли 10 лет обучения, из плюгавого мальчугана, наш герой превратился в красивого, спортивного юношу, который успел закончить музыкальную школу и замечательно играл на баяне, имея отличный природный слух, умел работать руками и головой, что в жизни весьма пригодилось. За его спиной был районный Дом пионеров с его моделями и ракетами, радиоклуб, где он познакомился с радиоделом, там была мощная радиостанция и можно было слушать морзянку целого мира. Он впитал понятия честности и преданности, имел множество друзей, но пришло время выбирать профессию и вылетать в мир. Собрав воедино все свои преимущества, предстояло сделать главный выбор жизни.
Но сейчас – выпускной бал и хотелось сделать что-то такое, что запомнилось бы всем ученикам, учителям и родителям. Мне это удалось, да еще как!
… Примерно за неделю мне пришла удачная мысль сделать на выпускной бал – фейерверк, настоящий, по всем правилам, и я начал трудится. Был извлечен уже ранее использованный брусок магния, наточено огромное количество опилок, смешаны все составы, которые могут давать цветные взрывы и шары – все это я уже давно умел и работал со знанием дела и техники безопасности. От руководителя авиакружка для такого дела я получил целую упаковку ракетных двигателей – 100 штук. Друзья помогали мне крутить корпуса ракет, приклеивать к ним оперение, а я – заряжал. Через пару-тройку дней все было готово – 35 штук заряженных и готовых вылететь в небо ракет, припасены 6 направляющих для старта, все сложено и упаковано
… Прозвучал школьный звонок (пишу со слезой на глазах), зазвучал школьный вальс и начался выпускной бал…
Едва обозначился рассвет, только чуть-чуть небо стало серым активист класса Алексей в микрофон объявил:
– А сейчас всем выпускникам и нашим дорогим учителям нужно выйти на улицу, мы приготовили наш классный – КЛАССНЫЙ СЮРПРИЗ, время нас торопит, рассвет уже близко!
Педагоги и родители, ничего не понимая и не ведая, потянулись на улицу. Столпились на крыльце школы, была еще ночь, и никто не знал куда идти и куда смотреть. Мы с друзьями были в темноте, прямо перед крыльцом школы установлены направляющие и заправлены первые 6 ракет. По моей команде в руках зажглись спички и сразу 6 ракет одна за другой со страшным свистом поднялись в воздух. Бббабахх… бах…бах.
Синие, красные и голубые шары взрывались в ночном небе, за ними – фиолетовые. Потом желтые, и еще, и еще. Небольшая пауза. И снова ррррааахх…ба-бах… жжжих… огонь–бах-бах.
На крыльце осветились восторженные лица собравшихся, все кричали: «Урррра!» и махали руками. Это было необыкновенно красиво и торжественно. Весь поселок в округе проснулся. Такого никогда не было и, как жизнь показала, никогда не повторилось.
Это было торжество знаний уроков химии, физики и других наук, торжество, которое надолго запомнил весь небольшой поселок. С торжеством на лицах стояли учителя физики и химии, с удивлением и гордостью – родители.
Современный зритель скажет, что ничего особенного – в наше время купил, оплатил и поджигай себе на здоровье. Это, конечно, так. Но я все сделал своими руками и головой, изготовил и доказал, что знание – сила!
… Прошло немного времени, всего несколько недель и жизнь показала, как и для чего мы учились. Поступили почти все, два класса в полном составе продолжили обучение в институтах и техникумах.
Мне довелось поступить в известное в СССР заведение – Харьковский Авиационный институт, где я и получил профессию радиоинженера.

От Н. Олейник: Спасибо Настенко Сергею, выпускник 1-го факультета 1979 г., за содействие в приобретении книги С. Огарков «По волнам моей памяти…» (рассказы) –Липецк.2020.–138 с.