ТРУНОВ Дмитрий Миронович, проректор по финансово-хозяйственной деятельности и капстроительству

ЧЕСТЬ ИМЕЮ
или
г. Москва,
Старая площадь,
ЦК КПСС
Комитет партийного контроля
т. Печеному Ф.Т.

В КПК ЦК КПСС
от проректора по финансого-хозяйственной деятельности и капстроительству
Трунова Дмитрия Мироновича

Я, Трунов, Д.М., 1936 г. рождения, член КПСС с 1960 г., закончил ХАИ в 1964 г. и был оставлен на работу в институте по распределению.
В летний период 1964-1965 гг. Харьковским ОК ЛКСМУ и ЦК ЛКСМУ был привлечен для руководства первыми студенческими отрядами ВУЗов Харькова, Украины и Молдавии на целине: в 1964 г. – в качестве командира городского отряда при ЦК ЛКСМУ, в 1965 г. – в качестве начальника республиканского штаба ударных целинных студенческих строительных отрядов Украины и Молдавии на целине (Кустанайская обл.) при ЦК ЛКСМУ. Отряд насчитывал 10000 человек.
За 2 года (1964-1965 гг.) студенческие стройотряды получили признание партийных и советских органов не только на целине, но и на местах их формирования. С 1965 г. начали создаваться крупные местные областные студенческие строительные отряды на Украине в т.ч. и в г. Харькове по строительству с/х объектов в области и сооружению городских объектов.
В этот период ХАИ после известных решений ЦК и СМ СССР о резком увеличении (почти в 3 раза) подготовки числа специалистов по новой оборонной технике был поставлен в чрезвычайно трудные условия с учебными площадями и студенческим жильем. При норме для авиационных ВУЗов 16 кв.м учебной площади на 1 студента институт имел только 2 кв.м на человека. Обеспеченность общежитиями составила менее 15% от числа нуждающихся. Занятия проводились в 3 смены (2 дневные и вечерняя). В таких условиях готовить высококвалифицированных специалистов по новой технике, конечно же, было очень сложно. Необходимо было срочно решать вопросы развития института.
По решению ЦК и правительства были выделены денежные средства, и институт начал строиться.
Однако объективные трудности, сложившиеся в строительных организациях бывшего в то время Главхарьковстроя (дефицит рабочих по Главку со слов начальника Главхарьковстроя т. Ерояна И.С. составлял 20000 человек) не оставляло никаких надежд на быстрое возведение и ввод в строй жизненно необходимых для института объектов, что и подтвердилось на практике. Из 1,5 млн – 2 млн руб. плановых капиталовложений на год строители осваивали 200-300 тыс. руб. и все попытки парткома, ректората решить проблему ускорения строительства института не дали положительных результатов.
Поэтому, естественно, ректорат и партком института обратили свое внимание на стремительно набирающую мощь, бурно развивающееся в стране движение ударных студенческих строительных отрядов.
В 1965 – 1966 учебном году студенческая комсомольская конференция ХАИ выдвинула лозунг: «Отдадим месяц своих каникул на строительство родного института!», который поддержали все студенты института.
В мае 1966 г. решением ГК и ОК ЛКСМУ г. Харькова строительство объектов ХАИ было объявлено Ударной городской комсомольской стройкой. Для руководства стройкой было создано целевым образом СМУ и Штаб комсомольской стройки.
Первым командиром летнего ударного строительного студенческого отряда лета 1966 г. был назначен я.
Командирами объектовых отрядов были оставлены лучшие командиры целинных студенческих отрядов института 1964-65 гг. В качестве бригадиров, крановщиков, мастеров, инструкторов по профессиям были приглашены студенты старших курсов ХИСИ, ХИИКСа и строительного техникума.
Первый же опыт участия студентов в строительстве объектов института дал выдающийся результат: было освоено 1 млн 669 тыс. руб. капвложений против 260 тыс. руб. в 1965 г.
Душой и организатором строительства института силами студентов был партком института в лице ответственного за строительство от парткома коммуниста, ректора института т. Масленникова Н.А.
Ректор участвовал во всех заседаниях первого штаба, проводил огромную организационную и воспитательную работу среди студентов и членов штаба. Строительству института оказывали помощь советские, комсомольские и партийные органы г. Харькова, строительные организации, заводы строительной индустрии. Студенты строили институт, а институт «строил» студентов. Каждый штабист, каждый студент, участвуя в строительстве института, прошел настоящую школу коммунистического и трудового воспитания, школу коллективизма, благодаря огромной, напряженной, по истине титанической деятельности ректора института т. Масленникова Н.А. Мы, молодые коммунисты, штабисты студенты-строители всегда видели в лице своего ректора образец партийности, принципиальности, целеустремленности, партийной требовательности, настоящего горения в работе, всегда видели в нем образец того большевика-ленинца, которые строили и создавали страну в первые пятилетки. Лично я счастлив представившейся в моей жизни возможностью работать под руководством с такими коммунистами и настоящим, в высшем для меня смысле этого слова, руководителем.
Студенты отдавали месяц своего отпуска на строительство родного института в течение всего учебного года: выходили на стройку потоками, занимаясь по смещенному на месяц учебному графику.
Конечно, качество строительных работ руками студентов-авиаторов не могло быть образцово показательным, но мы старались сделать работу как можно лучше, ведь строили для себя! Все объекты принимались государственными комитетами и соответствовали установленным требованиям сдаточных объектов.
С 1966 г. по 1971 г. была решена главная задача – создана материально техническая база института. Было освоено свыше 8 млн руб., построено 16 различных объектов, из них учебных корпусов – 4 с общей площадью около 25 тыс. кв. метров, 3 студенческих общежития на 180 мест, 1 спальный корпус спортивно-оздоровительного лагеря на 181 мест и 2 дома для молодых специалистов на 120 квартир с общей жилой площадью 12234 кв. метров.
Институт перешел на односменную учебу.
Это была поистине большая победа, достигнутая в результате усилий парткома, ректората и всего коллектива института.
Наша стройка получила известность. Начали проводится семинары для ректоров ВУЗов г. Харькова, России, Украины по передаче опыта строительства, приезжали делегации многих ВУЗов страны изучать наш опыт. Можно смело сказать – наш опыт удался!
С 1971 г. планом капстроительства было намечено возведение комплекса нового студгородка на 3000 мест из трех 9-ти этажных кирпичных общежитий с объемом кирпичной кладки по каждому общежитию 7000 кубометров. Таких объемов кирпичной кладки студенты еще не выполняли ни на одном объекте. Вывод студентов на 1 месяц работы не мог решить эту задачу успешно, т.к. значительная часть времени всегда уходила на их обучение и это, естественно, не дало бы должной отдачи, да и качество работ этим составом обеспечить было довольно сложно. Необходим был более стабильный контингент студентов-строителей с более устойчивыми навыками работ. Поэтому требовалась и была найдена новая форма студенческого строительства – силами студентов вечернего факультета. Ежегодно из института отчислялось по академической неуспеваемости 250-300 человек. Эта цифра с целью обеспечения государственного плана выпуска специалистов для отрасли и офицеров запаса для вооруженных сил и была взята за основу при формировании строительных отрядов. Отбор студентов в строительные студенческие отряды на вечернем отделении происходил только на добровольных началах, бойцам стройотрядов предоставлялось общежитие (по согласованию со студсоветами и общественными организациями института). После 3-х семестров работы эти студенты переводились на дневное отделение. Учеба этих студентов организовывалась по особому графику, чтобы не допустить их отставание от студентов дневного обучения. Все принципиальные вопросы были согласованы с военкоматом и Минвузом СССР. Новая форма привлечения студентов на строительство была поддержана Минвузом СССР и одобрена. Так была рождена серия строительных студенческих отрядов «Взлет».
Силами этих «Взлетов» было построено общежитие на 1008 мест, успешно идет строительство 2-го общежития на 1008 мест. Качество работ значительно выше, чем было, студенты состоят на комсомольском учете в ХАИ, состав отрядов стабильный, отчисления по учебе и работе носят единичный характер.
Мы усваивали со школьной скамьи основное положение марксизма-ленинизма, что основой коммунизма – является коллективизм людей, который служит источником силы, неисчерпаемой энергии, мощи нашего строя.
Эту истину можно усваивать теоретически абстрактно или практически на студенческой скамье. И огромное значение в усвоении этой аксиомы коммунизма играет могучее движение студенческих строительных отрядов. Именно эту роль играет и ударная студенческая комсомольская стройка ХАИ: каждый студент на практике становится причастным к строительству нашего государства через создание своими руками огромных материальных ценностей.
Студенческие строительные отряды, студенческое самоуправление, студенческий городок, студенческий спортивно-оздоровительный лагерь, студенческие цеховые бригады на производственных практиках на авиационных заводах – вот формы активного усвоения аксиомы коммунизма – коллективизма.
И в этих формах воспитания будущего специалиста живет горячее сердце коммуниста-педагога, коммуниста-воспитателя, коммуниста-организатора ректора ХАИ т. Масленникова Н.А.
Неиссякаемая энергия, страстность, убежденность, воля, умение зажечь молодых высокой романтической труда, учебы во имя коммунизма, во имя нашей любимой Родины. Без этих качеств руководителя институт не имел бы тех достижений, которые он достиг.
Но, как и в любом большом деле, где участвует множество людей, людей молодых, инициативных, страстно стремящихся как можно скорее достигнуть поставленных целей неизбежны шероховатости, какие-то отклонения от установленных норм, форм, рассчитанных обычно на повторение уже пройденного, на спокойное плановое течение событий, на высокий профессионализм подчиненных. Только этим я объясняю отдельные нарушения финансовой дисциплины в студсоветах нашего студгородка, в штабе стройки, в студенческих строительных отрядах. Но все проверки, проведенные комиссиями обкома КПУ, КРУ показали, что нет в основе этих нарушений чьей-то личной корысти, наживы, рвачества.
Поскольку сейчас стоит вопрос об оценке деятельности нашего ректора, коммуниста Н.А. Масленникова, я прошу КПК ЦК КПСС обратить внимание на указанные выше особенности и специфику развития института на данном этапе и на ту положительную роль, которую играет ректор института в становлении базы института, в подготовке кадров специалистов.
В нашем институте комсомольской стройкой рождено много новых незнакомых ранее для нас форм работы со студентами, которые требуют совершенствования, анализа, улучшения, изучения.
Я думаю именно в этом заключается наша задача, а не в шарахании от возникающих проблем в сторону, видя в каждой неумышленной ошибке или нарушении, сознательное преступление.
Кроме того, прошу привлечь к ответственности за строительство института, за все, что в нем делалось и делается, и меня, как помощника и единомышленника ректора – его проректора по финансово-хозяйственной деятельности и капитального строительства.

С коммунистическим приветом.
Проректор по ФХД и КС
Д.М. Трунов
01.ХІ.75

ТРУНОВ Дмитрий Миронович, проректор по финансово-хозяйственной деятельности и капстроительству: Один комментарий

 ПАРХОМЕНКО Октябрина Михайловна, ответственная за политико-массовую работу в Рыбачьем

Пархоменко О.М. ХАИ(из книги Нечипорук Н.В. «Лагерь «Икар» ХАИ — необъяснимое притяжение» — Х.: Нац. аэрокосм. ун-т им. Н.Е. Жуковского «Харьк. авиац. ин-т», 2013.,стр. 79)

Вспоминаю общий положительный дух молодежи.
Мы строим наш лагерь. И это правда.
Так думал каждый отдыхающий.
За короткий срок, вопреки некоторым проблемам, отдых в Рыбачьем приобрел неистовую популярность.
А когда ввели в действие первый корпус, стал весьма престижным в институтских кругах.
В этот же период ослабилось противостояние между приверженцами создания лагеря и их оппонентами.

 ЯЦЕНКО Виктор, студент 1965 — 1971 гг.

Стройка ХАИ(Выдержка из буклета к встрече выпускников 2001г.)

…ХАИ в то время размещался в главном, самолетном и моторном корпусах. Слева от моторного корпуса строился второй учебный корпус, за ним возвышался корпус УЭМ (учебно-экспериментальных мастерских) и рядом с ним — стройплощадка центральной котельной. Слева между главным и моторным корпусами стояли ангар центрального склада и здание ОКСа, справа от моторного — строящийся корпус сверхзвуковой лаборатории и батарея газгольдеров. К самолетному и моторному корпусам пристроились дощатые заборы, за которыми масса всего: от почти целых самолетов до простого металлолома. Дороги были только вблизи корпусов, за моторным корпусом уже начинался огромный пустырь с кучами строительного мусора, бурьянами и псарней (по ночам территория института охранялась собаками).
Усилиями ректора Масленникова Н.А. ХАИ к тому времени был объявлен Ударной комсомольской стройкой страны. Для нашего курса это вылилось в половинные каникулы (одна неделя вместо двух зимой и один месяц вместо двух летом), регулярное участие в работе только внутреннего ударного студенческого отряда (стройка институтских объектов, включая спортлагерь в поселке Рыбачье на берегу Черного моря и обеспечение стройки института работой на ЖБК и кирпичных заводах). За годы учебы мы принимали непосредственное участие в строительстве центральной котельной, радиокорпуса, импульсного корпуса, спортивного зала и плавательного бассейна, корпусов сверхзвуковой аэродинамической лаборатории, спального корпуса в Рыбачьем, высотной части второго учебного корпуса, седьмого, восьмого и девятого общежитии. Сейчас, когда идешь по институтскому городку, уже приятно сознавать, что и мой личный труд лег кирпичиками в выросшие корпуса родного ХАИ. В то время родилось и ходило другое название нашей «школы»: «Строительный институт с авиационным уклоном». Оно не было унизительным, или пренебрежительным, и в какой-то мере отражало действительность, было объективным.

 НАСТЕНКО Сергей, боец отряда ССО ХАИ «Взлет-3″

Настенко Сергей ХАИВ этот легендарный (я не побоюсь этого слова) стройотряд «Взлет-3» попали те, кто не поступил в этот год (1973) на дневное отделение. При ректоре Масленникове была возможность для ребят, кто не добрал полбалла или балл – испытать свой характер и, учась (все-таки учась!!!) на вечернем отделении и работая одновременно на стройках института, после двух лет (кто выдержит) переводом попасть на ДНЕВНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ.
Всего «Взлетов» было, если я не ошибаюсь, 7. «Взлеты» – уникальное явление в истории института. Как Масленников умудрился договориться с городом о непризыве нас всех в армию, остается загадкой.
Мы жили в 6 общаге. Запах сирени, перемешиваясь с легким запахом духов, сильно отвлекал от учебы, но мы держались. Правда, не всем это было по плечу и ребята, не справившись с трудностями, вылетали после сессий безжалостно. Наших ребят к переходу на дневное осталось 76. А начинали 100. Во всех «Взлетах» – по сотни, поэтому и называли «черная сотня».
Очень было нелегко: и на стройке полноценно работать (обычные вечерники устраивались, как правило, на «теплых» местах с возможностью делать задания прямо на работе) и учиться. Учиться в одном из самых престижных и сложных ВУЗах страны! Ничего, выдержали.
Наш же «Взлет-3» – явление особенное даже в формате всех «Взлетов». Я всегда с гордостью (хорошей) об этом говорил. Все «Взлеты» переводились после второго курса на дневной с потерей года из-за отстования вечерней программы от дневной. Нам же предложили перейти без потери года с суровым графиком – «работать» (учиться) все лето. Досдавать экзамены. Две недели отдыха и, кто сдал, на третий курс дневного.

Взлет 3 ХАИ

Линейка по поводу перевода на дневное отделение


Мы так сдружились, у нас так много общего, что мы встречаемся на всех юбилеях института. А теперь и на День ХАИ (это те, кто в Харькове). У нас есть и свои юбилеи. Например, год рождения нашего «Взлета» – 1973. 25-летие (1998 г.) отмечали в сосновом бору под Харьковом.
Я написал гимн «Взлету». Мы спели с Сашей Панариным (с ним мы играли в ансамбле в институте).
Из наших есть и директора (Вазаев Абушка – директор турецкой фирмы по производству газовых пружин), и главные инженеры (Бобровский, Ожерельев). Наш любимец, Жора Куликов – на Антонова работал.
И нет в моей жизни более светлых воспоминаний, где дружба и чувство локтя были не пустыми словами.
Взлет 3 ХАИ

ССО ХАИ "Взлет 3"

 ПАНКОВ Владимир, комиссар штаба стройки 1973-1974 гг.

Панков Владимир. ХАИРаспределившись в 1972 г. в институт я, как молодой специалист, сразу попал на стройку, поскольку в ХАИ во времена ректора Масленников Н.А. четко действовал принцип: сначала ты сделай для института, а потом институт поможет тебе реализоваться. ХАИ тогда масштабно строился и был объявлен «Комсомольской ударной стройкой». Основной строительной силой были «взлетовцы» — это в основном ребята, которые после армии поступали в ХАИ, но им не хватило балов, и они учились в вечернее время, а в дневное работали на стройке в СМУ-21, а также на заводах, которые поставляли на стройку ХАИ растворы, кирпичи и прочие строй материалы. После 2-х лет учебы с хорошими результатами, а также по рекомендации штаба стройки при хорошей работе эти ребята переводились на второй курс дневного отделения. Организованы отряды «Взлет» были по системе студенческих строительных отрядов – был командир и комиссар. А для курирования работой этих ребят, а также студентов дневного отделения, которые потоками выводились по графику на 4 недели на стройку и был создан штаб стройки. Всех работников штаба Масленников знал по имени и вход для них в его кабинет был всегда внеочередной. Секретарь ректора Елена Афанасьевна так и докладывала Николаю Арсеньевичу: «К Вам комиссар Панков…» Так и шли к ректору решать вопросы в строительной робе в любое время. Когда выводили потоки студентов-дневников, Н.А. Масленников всегда приходил на первое построение и, обращаясь к студентам: «Комсомольцы-добровольцы, корчагинцы!» – ставил им задачи и объяснял, что эта стройка нужна для будущего развития института, для следующих поколений студентов. Это всегда была пламенная речь настоящего коммуниста, который показывал пример и в умении работать, держать слово, не искать материальной выгоды для себя… А вот на всякие городские субботники по разнарядке партийных властей города не боялся отказать в выделении студентов. Как-то случайно был свидетелем телефонного разговора по поводу вывода 1000 студентов в помощь ХТТУ (Харьковское трамвайно-троллейбусное управление): «К нам никто не приезжает помогать строить институт…»
Хотя Н.А. Масленникову и приходилось тесно сотрудничать со строителями, но никогда он не позволял ни себе, ни присутствующим употреблять распространённые в такой среде матерные слова.
Жил Н.А. Масленников на улице Гуданова в коммунальной квартире (от всех предложений принудительного отселения соседок-старушек всегда отказывался) и хоть и имел персональную машину, но на работу добирался трамваем, шел через лесопарк и частенько наведывался в буфеты общежитий, а потом жестко требовал от тогдашнего заведующего столовой А.Н. Загоскина, чтобы в буфетах стоял титан и студент перед лекциями всегда мог выпить в буфете горячий сладкий чай с куском белого хлеба и 20 г масла за 5 копеек. Работу заканчивал очень поздно, а водителя отпускал рано – Василий Михайлович уже в 16 часов в гараже парковал машину. Вот и приходилось иногда с А.Г. Чирвой выдумывать всякие, якобы в сторону дома ректора, поездки по делам, чтоб отвезти уставшего Николай Арсеньевича домой и ни в коем случае нельзя было, чтоб он заподозрил, что это придумали…
В 1973 году был заложен фундамент манежа, а финансирование заморозили. Придумали на ВДНХ отвезти макет манежа, который создала проектная организация, чтобы получить медаль и этим воздействовать на открытие финансирования. Штатный водитель заболел и выбор А.Г. Чирвы пал на меня. Как я не отнекивался, что у меня есть другие планы – были с трудом добытые билеты на празднование 30-летия Курской битвы, вопрос был поставлен ребром: «Или везешь макет – или в ХАИ больше не работаешь». Повез, медаль получили, финансирование возобновили, манеж построили.
1974 г. Тяжело продвигалось к сдаче 10-е общежитие. Каждый вечер были оперативки на территории 10-ки, которую, как и гласит надпись на общежитии, строил «Взлет-2». И как-то после очередной оперативки вдруг раздался радостный возглас А.Г. Чирвы: «Зомики (красные фонари ЗОМ на высотных здания) зажглись – значит сдадим!!!»

После снятия Н.А. Масленникова на парткоме ХАИ с должности ректора место для работы на его родном 2-ом факультете, который он закончил в 1946 г., не нашлось и Н.А. Масленникова перевели на кафедру конструирования и производства радиоаппаратуры (КПР) на 5-ом факультете в должности доцента. Николай Арсеньевич и тут проявил себя Интеллигентом с большой буквы, Интеллигентом по состоянию души – он очень внимательно все изучал, старался во все вникнуть, но при этом никому не мешал. Когда был объявлен очередной конкурс на его должность, вся кафедра, а это 14 преподавателей, проголосовали «за» Н.А. Масленникова. Но… нашелся повод для назначения переголосования, что само себе просто нонсенс… Была проведена определенная работа с преподавателями кафедры и на переголосовании «за» уже проголосовали только двое – Влад Фирсов и Владимир Панков. Оба, кстати, штабисты.

ПАНКОВ Владимир, комиссар штаба стройки 1973-1974 гг.: Один комментарий

  1. Вот еще одна повесть о Настоящем Человеке! Таких бы людей сейчас, болеющих за Родину, готовых отдать жизнь на благо людей

 РУССАК (ОЛЕЙНИК) Наталия, боец ССО ХАИ-67

Олейник Наталия ХАИ …Однажды 13 студенток ХАИ попали в одну бригаду ССО ХАИ-67, бригаду Аллы Слюсарь. Командиром отряда был Иван Сыроватский (потом был председателем профкома института, проректором института по хозяйству).
Причины остаться после учебы на лето в стройтряде были разные, но основных вариантов – два: получить место в общежитии, поехать в далекий стройотряд.
Алла Слюсарь так вспоминает: « Мы с девчонками нашими мечтали о целине, или в Сибирь куда, но туда брали по 1-2 на кухню, и уже было всё «забито», вот и пошли в свой СО «ХАИ-67″. Девчонки «наши», кто вспомнился, – это Алла Слюсарь (Алла-большая), Алла Черногорова (Алла-малая), Валя Перова, Лариса Сандул, Люда Курузова, Ира Антошкина – третьекурсницы радиофака. Люда Бабенко, Татьяна Бубнова, Наташа Руссак – второкурсницы радиофака тоже мечтали о далеком стройотряде и свято верили, что дорога туда лежит через стройотряд ХАИ.
Поселили нас в 7-ом общежитии, обедали на фабрике-кухне, а работали штукатурами на 2-ом этаже 8-го общежития. Потом там было отделение связи с кабинками автоматами, по которым можно было звонить в другие города СССР, т.е. очень важное заведение для студентов, приехавших из других городов – связь с родными.
Алла Слюсарь: «Мы штукатурили, как сейчас помню, не только стены, а делали ещё падуги — это такие закругления между потолком и стенами. Непростая была вещь, но освоили и качественно весьма (как мы полагали)».
Действительно из словаря изобразительного искусства: «ПА́ДУГА (от пад-дуга, радуга; сравн. пагуба) — в архитектуре — выкружка, профиль, вогнутая поверхность в четверть окружности, образующая плавный переход, округление от вертикальной плоскости стены к горизонтальной плоскости потолка».
А делать эту падугу на высоте 4 метров большое упорство и мастерство требовало…
Были у нас помощники. Бригада каменщиков, которую возглавлял Володя Шаповалов – студент 4-го курса радиофака.
Алла Слюсарь: «Володя попал совсем случайно в отряд. Собирался в целинный отряд (он был предыдущим летом там), но досрочно не смог сдать «усилители», ну так случилось, что-то «не срослось». Вот и результат!
А в итоге, со своей бригадой попал к нам в подсобники. Они замешивали нам раствор и подавали на этаж на подъемнике, перемещали наши «козлы», помогали нам на них забираться и спрыгивать, таскали воду вёдрами, мыли инструменты наши».
На выходных все вместе ездили на вылазки…
Но…
Алла Слюсарь: «А вот кирпичный завод – это «песня»! Кровушки он нам попил изрядно….Помнишь, как уставали, плакали. А мальчишки пытались нас заменить, но кто-то там «сверху» решил, что наша бригада будет эффективней в этих катакомбах разогретых. Я помню в какой-то день мы приехали на собрание ССО в институт (с кем приехали – не помню, но не все), и, когда мы зашли в зал – все встали. Встречали, как героев!»
Да, стройку надо было обеспечивать кирпичом и по договоренности с институтом о бесперебойной поставке на кирпичном заводе должны были работать бригады студентов.
И поехали 13 девчонок на кирпичный завод № 13…
Этот завод представляет собой кольцевые печи обжига кирпича, построенные немцами в 1935 г. Он и до сих – один из самых крупных производителей красного кирпича в Украине.
Как помнит Людмила Бабенко, жили на Новых домах на ул. 2-ой Пятилетки.
Работали в три смены.
Таня Бубнова работала рядом с трубой, из которой лезла заготовленная смесь для будущих кирпичей, а натянутая струна постоянно резала эту смесь на сырые заготовки и Танина задача состояла в том, что она должна была грузить эти заготовки по 2 штуки в движущиеся клети.
Режим работы остальных описала Люда Бабенко: «Снаружи, около печи, по приему сырых кирпичных заготовок из движущихся клетей и перемещению их в желоб, по которому кирпичи съезжали внутрь печи – 2 часа, затем следующие 2 часа на приеме этих заготовок и перемещении их на транспортер и следующие 2 часа надо было, сложив определенным образом пальцы хватать эти два тяжеленных сырых кирпича и кидать на «садчиц». «Садчицы» – это единственные две женщины в нашей бригаде – штатные работники, которые по очереди принимали эти заготовки, которые мы им «шпуляли» и определенным образом их размещали штабелями. Руки отваливались». Затем после заполнения определенной порции штабеля закрывались бумагой и подавался горячий воздух, а мы продолжали строить новые штабеля.
Уставали так, что однажды проснувшись и увидев что-то серое за окном никто не мог вспомнить: то ли это раннее утро, то ли это ранний вечер.
Питались борщами, которые в кастрюле а-ля выворка, варила Валюха Перова да молоком с городской булочкой, которые на заводе выдавали в перерыв.
Эта же Валюха как-то рассмешила весь трамвай, которым мы добирались на смену. Решили парни в трамвае с нами позаигрывать: «Девочки, да девочки!!!» А мы понуро молчим, а потом Валюха на весь трамвай и провозгласила: «Были…!!!».
А вообще, жили ладненько, дружненько. По утрам Лариса Сандул разгадывала всем желающим сны…, а спрос был, поскольку были среди нас и влюбленные…
ССО ХАИ-67