ЗАК Михаил, 2-й факультет, 1984 г. выпуска (Москва-Фрязино, Махачкала)

Зак Михаил ХАИЭто происходило в далёком 1982 г., в Тюмени, где мы были на практике. Хорошее, кстати было предприятие Тюменский Моторный завод. На весь участок лопаток огромное количество станков, а работало всего несколько, не хватало рабочих. Жили мы вместе с излечивающимися элтэпешниками в одноэтажном бараке, рядом с заводом. Ну, т.е. с одной сторон барака мы, а с другой — ЛТП. Были тогда такие заведения, в которых будто бы лечили от алкоголизма. По выходным, когда завод не работал и негде было перекусить, то, чтобы не ездить для этого в Тюмень (30 км от завода), мы добились, чтобы нам разрешили обедать с ними, в их столовой. В общем, наши лица персоналу ЛТП тоже, что называется, примелькались. Был среди нас заядлый рыболов Володя Гризадуб. Он приспособился по ночам ходить на речку, по моему Тобол, и к утру регулярно приносил рыбу. Что мы из неё готовили помню не очень, наверно, жарили. Но один раз коллектив решил сварганить ушицу. Кто-то побежал к поварам в столовую ЛТП клянчить специи, кого-то снарядили в магазин за хлебом. Кстати, вино у нас было своё, как и откуда это отдельный рассказ. Ну, а Боря Мишенков был откомандирован в тот же ЛТП за ёмкостью для варки ухи с напутствием, что было бы неплохо, если бы ему удалось притащить ведро, что он успешно и реализовал. Ну, вот значит, вся суета прошла, рыба заправлена, специи тоже, и наша уха неспешно кипит доходя до кондиции. Мы набились на кухоньку и поочерёдно, в предвкушении пира, вдохновенно, с бывалым видом заправских кашеваров периодически снимаем пробу. Завалий Леша что-то тренькает на гитаре. В общем, идиллия и гармония. Как вдруг, в очередной раз, подошедший к ведру для снятия пробы, Серёга Павлюченко резко от него отпрыгивает и выбросив из рук поварёшку что-то старается промычать и тыкает рукой в сторону ведра. Никто не понимает в чём дело, я подумал, что бедолага пробой обжёгся. Наконец-то к нему возвращается дар речи и он орет благим матом: «Идиоты, читайте, что на ведре написано!!!!» А там и правда есть какие-то облупившиеся и плохо читаемые буквы, написанные краской и на которые, с голодухи, в азарте приготовления шикарного обеда никто не удосужился обратить внимания. Но когда хорошенько пригляделись, то единодушно прочитали «ДЛЯ РВОТНЫХ МАСС» ….. У кого и как Боря одолжил это ведро осталось тайной. Моя версия, сводилась к тому, что так хорошо примелькался, что те, у кого он ведро просил, его за своего приняли…

Также читайте:

ЗАК Михаил, 2-й факультет, 1984 г. выпуска (Москва-Фрязино, Махачкала): Один комментарий

  1. Если Миша примелькался персоналу ЛТП — не имею ничего против. Но если он действительно видел ведро с ухой, то должен бы помнить, что ведро было нержавеющее, самодельное, эллиптического сечения, с рифами на верхней трети, и без надписей. Я одолжил его в двухэтажной заводской общаге, у тамошних рыбаков, без проблем, и туда же вернул. Что, конечно, сложнее сделать с Мишиными фантазмами.
    До того я действительно зашёл в ЛТП, и повидал их дивную кладовку, где на стеллажах в четыре яруса стояли чистенького вида кремовые и голубенькие вёдра, штук двести. Там было две разновидности, «для рвотных масс» и «для мытья полов». Я даже задумался, почему так важно их не перепутать, и как надпись повлияет на вкус ухи? Вёдер без надписи не было, худая, очкастая кладовщица заявила — «у нас все ёмкости маркированы».
    Потом все мои размышления кладовщица оборвала, сказала, что не даст ведро, потому, что мы его закоптим, и отмыть будет невозможно. Сказала изменившимся, административным голосом. Я оглянулся, и понял причину. Меня от выхода отсекали две здоровенные бабы в белых халатах, размером со среднего белого медведя каждая, шли на меня и выражения мордочек мне не понравились. Я им дружелюбно улыбнулся и симулировал рывок в сторону коридора. Финт прокатил, медведицы всей массой ломанулись на перехват, а я — на выход. Крайняя попыталась схватить сзади за куртку, но не удержала, я хорошо ускорялся.
    Я к тому времени уже достаточно увидел, чтобы списать приключение на специфику тюменских нравов и местные вариации гуманизма.

    Замечания по тексту: жили мы не вместе с клиентурой ЛТП, а в соседнем бараке. Вокруг барака ЛТП почему-то ничего не росло, даже трава, из голой земли торчали целые и битые стаканы, бутылки от портвейна «Агдам», металлические миски. Лунный пейзаж. Завод не в 30 километрах от города, а примерно в 15 км. С транспортом было хреновастенько. Там была не столовая, а буфет, как полагалось в совеццкое время при общаге. Буфет включался два раза в день, по 45 минут, очень строго, чтоб не баловались. В рабочие дни можно было поесть на заводе, а вот угадать в буфет в выходные — было критично. Про «в магазин за хлебом» — непонятно, о чём это. Ближайший магазин — 15 км. в городе. Базовой была, очевидно, заводская столовка, и специи, и хлеб принесли оттуда. Ухи досталось по одной небольшой тарелке на брата. Так что, главным в этом сюжете оказался ценный опыт, а совсем не уха.

    Там ещё был футбол, выездной чемпионат Украины, ночная акция в направлении местных огородов, комендантша Катька, круглосуточный бильярд. Весьма развлекательная была практика.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>