САУШКИН Алексей, 1-й факультет, 1979 г. выпуска (Россия, Дубна)

Саушкин Алексей ХАИ …Мои контакты с Алексеем Васильевичем Олейником были по линии студгородка, когда он, по его словам, «отбывал ссылку». Может быть это было и так, но для нас, тогдашних членов Совета студгородка – это была школа и жизни, и общения, и бесценного опыта творчества.
Мы пришли в студгородок практически одновременно: он сменил на директорском посту «отбывшего свой срок» Долматова А.И, а я – Турко Л.В в качестве Председателя Совета Студгородка.
Это уже потом, через несколько лет, после института, Валера Степанович расскажет, что «Олейник бился с Барсуковым за то, чтобы Совет студгородка был студенческим» и, как показала жизнь, победил.
Идея создания Органа студенческого самоуправления на территории студгородка ХАИ — это исключительно идея Алексея Васильевича!
Он, как бы играючи, передал нам столько полномочий, что работники студгородка принимались на работу и увольнялись через «чистилище» (заседание Совета студгородка). Он так и говорил: «Надо устроить чистилище дворнику 10-ой общаге – пьет, гад, на работе!»
И мы старались!.. И помогало!
Он нам говорил:
- Любое новое дело требует описания процесса – иначе «будете постоянно на грабли наступать».
И мы старались!
Положения «О студенческом самоуправлении ХАИ», «О Совете Студгородка», «О разграничении полномочий студсоветов», и много-много другой законодательной базы было разработано под мудрым руководством Алексея Васильевича.
Он поставил у себя в кабинете стол для председателя совета студгородка, и мы ходили туда как на работу со всеми радостями и бедами… А он с каким-то оченьСтудсовет ХАИ Олейник А.В. большим чутьем где-то подсказывал, где-то подкалывал, но, как показала последующая жизнь, для нас – студентов разных факультетов, объединенных идеей самоуправления, он был – УЧИТЕЛЕМ.
Как всегда, при жизни спасибо сказать мы ему не успели…
Я закончил 1 факультет в 1979 году и уехал в Дубну Московской области. Прошел путь от мастера до Генерального директора. Очень часто по жизни вспоминал фразы Алексея Васильевича, его самого…

 СИРЕНКО Феликс, 2-ой факультет, 2010 г. выпуска (Украина, Харьков)

Сиренко Феликс ХАИРедко можно в этой жизни встретить человека, которого хочется назвать не преподавателем, а именно Наставником. Можно многое сказать о том, какой Алексей Васильевич Олейник специалист и профессионал, но не эти черты я считаю нужно выделить в нем. Главное в нем – это замечательное чувство юмора, умение найти подход к каждому, и, конечно же, невероятная безотказность. Он был готов помочь любому и в любое время дня и ночи. На его лекциях никогда не бывало скучно. В самые трудные моменты звучали анекдоты и истории из жизни. А его принципы отношений к студентам можно золотыми буквами написать на стенах ХАИ.

 

 ПРИБОРА Татьяна, 2-ой факультет, 1973 г. выпуска (Украина, Запорожье)

Прибора Татьяна ХАИ

Коллеги  по КБ «Прогресс» предложили мне написать статью на конгресс двигателестроителей. Так я возобновила свои отношения с ХАИ, с близкими сердцу единомышленниками, и с Алексеем Олейником… Одну статью мне Алексей очень подробно правил, правил трехцветно (красный, синий и зеленый). Что означало: с этим можно смириться, но нежелательно так оставлять; это настоятельно рекомендую заменить, а это категорически недопустимо! Когда увидела яркую разноцветную правленую статью, сначала было очень стыдно за себя, просто жег стыд, не могла читать второй раз!

Потом успокоилась, стала медленно читать, думать, сопоставлять… И.. со всем согласилась! Мало того, была бесконечно восхищена тонкими деликатными замечаниями, точными конкретными требованиями! Я храню ту правленую статью! В ней частица хрупкого сердца Алексея Васильевича!

 

 ДЕМЬЯНЧУК (МОЛЧАНОВА) Ольга, ФАД,1991 г. выпуска (Россия, Каменск)

Демьянчук Ольга ХАИ Смотрю на выпускников других ВУЗов, примерно ровесников, и рядом не стояли…
Я не в плане малости интеллекта, ни в коем случае!
Закалка хаёвская, другой такой нет!

 ДРАЧЕВ Игорь, РТФ, 1972 г. выпуска (Украина, Харьков)

Драчев Игорь ХАИ

1 0 ЛЕТ СПУСТЯ
(Поэма- анкета)

Поэма написана к юбилейной встрече выпускников ХАИ-72 и комментирует сводную анкету оргкомитета встречи ХАИ-72

«Параллельно с реальными событиями существует идеальная их последовательность. Они редко полностью совпадают. Люди и обстоятельства обычно изменяют идеальную цепь событий, а поэтому она кажется несовершенной, и следствия ее несовершенны…»
Новалис. Взгляд на мораль.

Нас разбросало всех по свету…
Но все ж вложить те десять лет
Попробуем, друзья, в анкету.
Каков вопрос – таков ответ.

Вопрос о взгляде и о счастье
Приведен не случайно тут.
Вокруг него кипели страсти…
Взгляд есть у всех, а счастья ждут…

Жить и работать так мечтают,
Чтоб быть почаще при деньгах,
А не работать приглашают
Нас на Канарских островах.

И там уж радоваться воле,
Весне, и солнцу, и деньгам,
И тещиной суровой доле,
Той тещи, что осталась там,

А здесь, увы, мы прозябаем
И жалобы на все строчим,
О заграницах лишь мечтаем,
Но ехать вовсе не хотим.

Уж лучше где-то здесь остаться.
Чем плох мясник, таксист, портной?
В элиту б эту затесаться,
Уйти бы в бизнес с головой,

Но… Авиация мешает.
Уже, бывало, все решишь,
Тут он, вдруг, где-то пролетает.
Посмотришь в небо, постоишь,

Опустишь голову седую,
Почувствуешь радикулит,
О собственности затоскуешь,
Что в огороде не стоит…

Прочтешь десяток объявлений:
Квартиру нужно разменять.
Напишешь стопку заявлений –
Не диссертацию ж писать!

А настроение такое,
Что думаешь порой о том,
Писать ли гадость на заборе
Иль лучше кляузу в профком…

Да, нужно выпить, и скорее.
Что пить? – пожалуй, все равно.
То, что горит, течет и греет:
Ром, водку, самогон, вино.

Пить лучше с тем, кто угощает,
Но если рядом нет таких,
Неплохо, как порой бывает,
Собравшись, выпить на троих.

Пить можно с другом, с папой, с мамой,
С тем, кто порой мешает жить,
С женой и с посторонней дамой,
И в одиночку, только б пить!

А выпить можно дома, в бане,
В шкафу, на крыше, чердаке,
Неплохо б выпить в ресторане,
Когда хоть что-то в кошельке.

Ну а в какой кабак податься?
Конечно, в тот, что уцелел,
Тот, что пока еще остался
И, как «Динамо», не сгорел.

И заказать в пределах суммы
(Конечно, если «левых» нет),
А, выпив, погрузиться в думы
О том, сколь дорог был обед.

Всплакнуть, как велики затраты,
В уме расходы подсчитать…
Да, с нищенской такой зарплатой
Не очень-то пойдешь гулять!

Уж лучше бы свои центнеры,
Что возросли за десять лет,
Учитывая чувство меры,
Измучить голодом диет.

Так что подумайте своею
Местами светлой головой
И возвращайтесь поскорее
По адресу к себе домой!

Так сократив свои затраты,
Забыв про тайные мечты,
Боясь невзгод матриархата,
Купите лучшие цветы,

Несите их немногим женам,
Которых в силах содержать,
Чтоб в карих, синих и зеленых
Глазах их радость прочитать.

Представьте так себя, к примеру,
При галстуке и пиджаке
(Любимом с детства, очень сером)
Пред нею с фикусом в руке.

С покрашенными волосами
В прекраснейший из всех цветов,
Она блестящими глазами
Пронзит тебя – и ты готов!

И вот тогда она подарит
Тебе все лучшие черты
От женственности, что так манит,
До бесконечной доброты…

Но, впрочем, лирики довольно.
Нам надо тему поменять.
И каждый вольно иль невольно
Работу начал вспоминать.

На то у всех свои причины,
Ведь коллектив – почти семья.
Вот над столом склонили спины
Твои хорошие друзья,

А там, в углу, начальник мыслит.
Буквально все прекрасно в нем:
Одежда, и лицо, и мысли…
Там год тебе казался днем,

И там ты многого добился:
Узнал, когда, куда бежать,
И с умным видом научился
С открытыми глазами спать,

Постиг премудрости работы,
Быть может, что-то изучил,
Познал суровые заботы –
И начисто все позабыл,

Чему тебя учили в вузе.
Забыл, как будто и не знал,
Как о бессмысленной обузе
Забыл – и век не вспоминал…

А было ль время что-то вспомнить? –
У всех ведь хобби, и давно
Сумели время все заполнить
Охота, женщины, кино,

У тех футбол, у этих – баня,
А кто-то хочет почитать,
И каждый любит на диване
В ленивой дреме помечтать

И вспомнить годы молодые,
Экзамены и пикники,
Свои проделки озорные…
Как вы близки и далеки,

Те годы. Вы ушли, как песня,
Как оборвавшаяся нить.
Как было нам тогда чудесно,
Как интересно было жить!

Ну а теперь другое дело.
И нечего друзьям сказать,
Когда вот так все надоело.
Ну что тут будешь вспоминать?

Как раньше было мыслей много!
И главная о том, кем быть?
Когда же выбрана дорога,
Вопрос один – о том, как жить?

И как на лестнице служебной
Ступеньки точно сосчитать?
А сколько было их в Учебном
И в Главном, так ли важно знать?

По ним теперь идут другие –
Студенты нынешних времен.
Такие или не такие,
Какими были ты и он,

Все мы уже давно, когда-то.
Ну что им можно пожелать,
Сменившим нас, другим ребятам? –
Во всем и всюду так держать!

А нам, увы, уже не бегать
По институтским этажам,
И заполнять веселым смехом
Аудитории не нам.

Но будут благодарны вечно
Все однокурсники мои
За грусть и радость этой встречи.
За все спасибо, наш ХАИ!

Май 1982 г.