"… Часто просыпаюсь от приснившегося кошмара, что надо сдавать экзамен, а ни на одной лекции не был, и конспекта нет. А проснувшись, испытываю двоякое чувство – с одной стороны радость, что это всего лишь навсего сон, а с другой стороны – грусть по своей студенческой поре."

М.Зак, ФДЛА, 1984 год выпуска.


 МУДРИЧЕНКО Евгений, 2-й факультет, 1983 г.выпуска (Украина, Харьков)

Мудриченко Евгений ХАИ
Есть у меня давний друг — Виталька Славенский со здоровым чувством юмора.

Так вот году в 80-м на военке преподавал нам капитан (не помню ФИО) самолет МИГ-21, противооблединительную систему. Мужик он был классный, с юмором. Не раз пересекались на перерыве на пиве на Жуках.

В конце занятия он спросил «Вопросы есть?»
Поднимается Виталий и спрашивает на полном серьезе: «Товарищ капитан, а что будет, если на самолет МИГ-21 посадить 100 женщин легкого поведения?» Далее немая сцена… без ответа.

Тогда отвечает Виталик: «Самолет  ОБЛ..ДЕНЕЕТ!»

Вся группа и капитан выпали в осадок…

 АРТЕМЕНКО Анатолий, 2-ой факультет, 1971 г. выпуска (Украина, Харьков)

Артеменко-Анатолий-ХАИОдин из эпизодов учебы, но вначале – преамбула. В 1967 году, вскоре после путча в Греции, устроенного «черными полковниками», композитор Микис Теодоракис попал в тюрьму. По всему миру прошли демонстрации под лозунгами «Свободу Микису Теодоракису!».
В это время мы сдавали очередную сессию. А в группе Олейника Леши учился студент Миша Байцур. Во время сдачи экзамена, кажется, по сопромату ему, похоже, пришлось нелегко: раз заглядывают в аудиторию, другой – того все мучает экзаменатор. И тогда, приоткрыв дверь, Олейник провозгласил: «Свободу Микису Байцуракису!». Конечно, грохнул всеобщий хохот. Возможно, это облегчило тогда судьбу Миши.

***

Весна 1967 года. Впереди – курсовой проект по конструкции двигателей. Но было похоже, что кафедра конструкции двигателей вступила в сговор с кафедрой графики: проект, кроме «спецчасти» — расчета какого-нибудь двигательного агрегата, включал огромный объем черчения. Кроме рассчитанного агрегата нужно было вычертить двигатель в разрезе во всех подробностях в масштабе 1:1.
Мне выпал 14-цилиндровый двухрядный радиальный авиационный двигатель АШ-82 А.Д.Швецова, широко известный по штурмовикам Ту-2, Пе-8, истребителям Ла-5, Ла-7, пассажирским самолётам Ил-12, Ил-14. Проект интересный, но объем черчения кошмарный!!! Учитывая это, я соорудил «дралоскоп»: достал большое стекло, вмещавшее лист А1, сделал для него рамку, на рамку закрепил чертежный комбайн, все это закрепил на гладильной доске, снизу поставил настольную (=напольную) лампу. Достать чертеж на кафедре не было проблемой, все студенты это делали за шоколадку для лаборантки. Кроме дралоскопа, подготовил набор карандашей Кохинор, «М» – для контурных линий, «ТМ» – для штриховки и осевых, заточенных «лопаткой», спецциркуль для черчения на стекле, набор ластиков и т.д. И работа закипела!
Курсовые проекты были хороши тем, что при правильной организации труда можно было иметь много свободного времени. А в молодости это важно!
За счет своих приспособлений я вычертил двигатель за несколько дней. Чертеж занял 8 листов А1. Технология немудреная: на дралоскопе вычерчиваешь лист, переносишь стыковочные линии на следующий, и т.д. Несколько дней ушло на «спецчасть» — рассчитал какой-то агрегат, написал пояснительную записку, и я свободен!
Гулял до последнего вечера перед защитой курсового. В последний вечер оставалось соединить все листы широким лейкопластырем. Чем я и занялся. И когда соединял, получил удар: оказалось, я вычертил дважды одну и ту же половину двигателя! Впереди ночь. Всю ночь я пил кофе и чертил. Лихорадочно дочерчивал все утро. К началу защиты не успел, успевал только к концу. Склеил листы лейкопластырем и бегом на автобус к ХАИ. В руках двухметровый рулон. Последним вскочил в отходящий переполненный ЛАЗ, который ходил от парка Горького на пос. Жуковского. И тут же получил дверями по рулону. Заорал, двери открылись, я сгруппировался и прижал рулон к себе. Но автобус был переполнен и я второй раз получил дверями по чертежу. Пришлось ехать так. По пути были остановки, на которых люди лезли в автобус, не понимая, что у меня в руках моя курсовая.
Приехал я к северной проходной с опозданием. Из последних сил бегу к моторному корпусу. И когда добежал до корпуса, оптимизируя траекторию, решил перепрыгнуть сбоку через парапет на крыльцо. Но бессонная ночь проявилась: парапет я не преодолел и рухнул на крыльцо – прямо на чертеж! В итоге его не только домял, но еще порвал и испачкал.
Курсовой принимал А.М. Фрид. Когда я влетел в аудиторию, все уже защитились. Я развернул чертеж. Фрид спросил: «Где вы его взяли?» Пришлось объяснять подробности. К счастью, Фрид был человеком с юмором. Курсовой я сдал на «отлично».

***

Сопромат (сопротивление материалов) почему-то многим студентам давался с трудом. Даже поговорку придумали: «Сдал сопромат – можно жениться!».
Лекции по сопромату нашему курсу читал замечательный преподаватель, ветеран кафедры, эрудированный, красноречивый лектор. Но была за ним известная слабость, о которой всем было известно. Без «допинга» он был не в форме. Правда, на качестве лекций эта его слабость не отражалась. Лекции всегда были системными, глубокими и понятными. Ни мысли, ни язык у него никогда не путались. Те, кто его лекции посещал и вел их конспект, проблем с сопроматом не имели.
Пришел день экзамена по сопромату в нашей группе. Экзаменаторы – наш лектор и преподаватель Бляшенко. Последний имел репутацию жесткого экзаменатора, «двойки» ставил безжалостно. В отличие от него, наш лектор слыл либералом, который мог понять студента.
Начало экзамена было назначено на 9-00. И чтобы не попасть на расправу к Бляшенко, часть студентов проявили смекалку: уговорили нашего лектора прийти принимать экзамен к 6-00. Но важно было попасть в число первых! Эту задачу каждый решал по-своему. Кто-то ночевал на скамейке возле моторного корпуса, где был намечен экзамен, кто-то приехал на такси к 5-00. А жильцы 2-го общежития, чтобы не проспать, и при этом минимально нарушать сон (святыня для студента!), выставили дозорного. И как только тот подал сигнал, что по улице прошел первый претендент на раннюю сдачу, все подскочили и рванули к моторному корпусу.
В итоге первая партия сдающих к приходу лектора уже ждала его возле корпуса. Он пришел к 6-00 и экзамен начался. И – о ужас! Первый – 2 балла! Второй – 2 балла! В рядах паника, такого никто не ожидал и уже никто не спешит стать следующим. Все судорожно ищут причину такой непредсказуемой перемены. Вдруг до кого-то доходит: очень раннее утро, магазины еще закрыты, взять допинг негде, и он не в форме. Нужно срочно исправлять ситуацию. Уже третий курс, и с этим проблем не возникло. Через 15 минут гонец принес «лекарство». После паузы возобновили экзамен. Решение оказалось верным: пошли «тройки» с «четверками». Так удалось избежать экзекуции!

 ШКАРУПИЛО Александр, 2-ой факультет, 1982 г.выпуска (Россия, Белгород)

Шкарупило Александр ХАИ Мистика.
Третий курс.
Единственная сессия за всю учёбу с 6 экзаменами. Один из них «военка — тактика ВВС» – первый по счёту.
На самоподготовке тренируемся с мужиками как подходить к преподавателю строевым шагом, как докладывать, тянуть билет. Идеально «подошел, доложил» – это, считалось, уже сдал на «3 с плюсом»!
Староста сидит за столом, я подхожу, докладываю, он говорит: «Берите билет», я имитирую взятие оного и (САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ), как бы глянув на билет, говорю: «Билет № 13″!!!!! Почему я так сказал, не знаю до сих пор.
На экзамене я вытянул 13 БИЛЕТ!!!!!

Но это ещё не всё – в эту сессию я вытянул ПЯТЬ 13-х билетов!

***

…До сих пор временами снится, что завтра сдавать курсовик, а я за него ещё не только не брался, а даже задание не получил.
Точно знаю, что не у меня одного такие сны: однокурсники рассказывали на встречах.

 СИМОНОВ Владимир, РТФ, 1984 г.выпуска (Россия, Белгород)

Симонов Владимир ХАИ

1983-й, общ. №3. (Курс 4-й или 5-й)
Завтра экзамен, а у одного из наших друзей (сейчас и не помню у кого) родился сын: сидим – обмываем. БИОМИЦИН кончился, послали молодого отца за добавкой. Приходит (с биомицином) и рассказывает: «Захожу в магазин, а в вино-водочном – очередь, но стоять-то некогда. Растолкал всю очередь, протягиваю деньги. Вдруг меня кто-то сзади за плечо трогает: поворачиваюсь – замдекана (5-й фак, фамилию называть не буду – хороший был мужик. Прим. автора). …Спрашивает, ты что тут делаешь, ведь завтра ты мне экзамен сдаешь? Ну, думаю, завтра ШАЙБУ получу… Да, мол, так и так, – сын родился. Ответ замдекана: А ну, мужики, пропустите человека!» Назавтра экзамен был поставлен автоматом!!!

***
Про военную кафедру. Ходили на занятия в стройотрядовских куртках, а у меня на спине был нарисован оригинальный, на мой взгляд, летательный аппарат: Баба-Яга на метле. А на стене перед входом висел здоровый плакат, на котором нарисован летчик в высотном костюме (плакат цветной). Стоим перед входом, курим. Идет начальник цикла полковник Красняков (был такой), увидел на моей куртке Бабу-Ягу и начал громким командирским голосом меня отчитывать, что это, мол, за разукрашки такие. Поорал и пошел на кафедру… На крики выскочил дежурный офицер: в чем, спрашивает, дело, почему полковник осерчал? Не долго думая, показываем ему на плакат с летчиком: «Да вот, полковнику раскраска не понравилась, велел заменить». Дежурный офицер, почесав затылок, поспешил ретироваться. Правда, плакат не сняли.

 ЧАЙКА Вадим, 1-й факультет, 1986 г.выпуска (Украина, Константиновка)

Чайка Вадим ХАИ
Реальная история на военной кафедре.
Майор: – Что вы усы отпустили, разве это красиво?
Голос из строя: – Девушки любят!
Майор: – Девушки любят не за усы, а за другое.
Строй: – Га-га!!!
Майор: – Придурки, я имел в виду деньги, а не то, что вы подумали…

***
На кафедре электротехники был преподаватель Паша – электрик. Народная молва гласила, что при сдаче зачета или экзамена, для получения положительной оценки необходимо сказать пароль: учил по учебнику Касаткина и что ротор у эл.двигателя типа «беличья клетка». И вот один, абсолютно ничего не знающий студент, с тоской в глазах произносит (очевидно, совсем не к месту) заветный пароль, на что преподаватель взрывается: «Какая «беличья клетка», вон отсюда! А приматам за дверью скажи: пароль поменялся!»Чайка Вадим ХАИ

 ОЛЕЙНИК Алексей, 2-ой факультет, 1971 г.выпуска (Украина, Харьков)

Олейник Алексей ХАИ
…Горел (как в танке) на теоретической физике. По теории вредности вынул билет, в котором был темный как сто подвалов. Решил поменять билет. Вынул другой. Светленький такой вопросик. Ну, да я в нем был темный, как и в вопросе предыдущего билета. Так я тогда говорю: «Разрешите отвечать на первый билет без подготовки».
Преподаватель растерялся и говорит: «Вы уже готовы?»
Я (обреченно): «Уже готов!»
На сей раз я был абсолютно убежден, что сухим не выскочу. И потому совершенно не волновался.
Подивился преподаватель и говорит: «Отвечайте!».
«Спрашивайте» – говорю.
Так беседовали мы с ним о реакторах и квадрупольном моменте, постоянной Планка и вероятности прохождения электрона через потенциальный барьер. И я его удовлетворил. Три балла.
А теперь причина. Потерял (увели в столовой) конспект за два дня до экзамена. Пока достали прошлогодний — у других конспектов нет, эту науку учит только наша группа (специальность: плазменные двигатели, прим. Н. Олейник), времечко-то ушло…

 ЗАХАРИН Евгений, 3-й факультет, 1998 г.выпуска (Израиль, Petah-Tikva)

Захарин Евгений ХАИ МОРОЗ И СОЛНЦЕ, ДЕНЬ ХРЕНОВЫЙ
Мороз Василий Дмитриевич, подполковник украинских ВВС. В конце прошлого века он занимал должность исполняющего обязанности начальника цикла авиационного оборудования военной кафедры Харьковского ордена Ленина авиационного института имени Н.Е.Жуковского.

Небольшого роста (метр шестьдесят в носках и кепке) с животиком, очень похож на Карлсона.
Серьёзный, решительный и непредсказуемый. Разобраться как-нибудь и наказать кого попало – его стиль. Из той породы военных, для которых вся человеческая мудрость заключена в уставе.
Первое впечатление о нём, как о человеке, который долго не думает перед тем как что-то сказать или сделать ошибочно. Со временем становится понятно, что он вообще не думает. Жизненный опыт ему подсказывает, что когда он начинает думать, то всё получается ещё хуже, чем, если бы он не думал вообще.

История первая. Борьба за дисциплину.
Это было стандартное совещание на военной кафедре. Начальник военной кафедры полковник Гончаренко собрал, начальников циклов и сказал, что дисциплина среди студентов хуже некуда, мол, он даже самолично видел небритого студента (при этом неизвестно учился ли этот студент на военной кафедре, вообще) и при этом не заметил, что кто-то из студентов получил строгий выговор за такой безобразный внешний вид, ну, и дальше про улучшить, углубить, поднять и повысить.
Все начальники циклов сказали: «Есть» и спокойно пошли к себе.
А вот Мороз, думал как бы половчее выполнить приказ. (А его размышления, как правило, ни к чему хорошему не приводили.)
На следующий день за пять минут до построения он закрыл входные двери на цикле и все студенты, пришедшие менее чем за 5 минут до построения, опоздали.
В тот день он влепил штук 20 строгачей с занесение в личное дело.
Но это не конец истории, а её начало.

На следующем совещании. Гончаренко сказал, что в то время, когда мы тут не покладая рук, боремся за дисциплину, на цикле авиационного оборудования за один день произошло двадцать фактов грубейшего нарушения дисциплины. Подобное количество строгачей было на цикле самолётов-двигателей лет десять назад, да и то в течение всего семестра.
Мороза отымели по полной программе.
Тогда он стал думать, как улучшить показатели, а при этом дисциплина действительно упала, студенты поняли, что больше никаких репрессий не будет и наказаний не будет, и стали потихоньку забивать на всё.
Потом Мороз для улучшения показателей решил с нескольких студентов снять строгач за хорошую учёбу. За это его ещё раз поимел начальник кафедры: где это видано, чтобы за хорошую учёбу строгач снимать, может за хорошую учёбу орденами награждать будем.
В конце концов, на ТСУ (тактико-строевых учениях) отличившимся командирам групп начальник кафедры объявлял благодарность с занесением в личное дело и только отличившиеся АО-шники награждались снятием строгого выговора.

История вторая. Настоящий полковник.
Наша любимая преподаватель планирования производства Зоя Валентиновна Говорова решила, что ей необходимо увидеть всех студентов, а не только тех, кто постоянно ходит на её лекции, для этого она явилась во время самоподготовки на военную кафедру. После того, как она сказала нам всё, что собиралась, мы попросили её нас отсюда забрать, так как обязательное посещение самоподготовки было нововведение Мороза.
Она и сказала: «Так, а ну покажите-ка мне этого Мороза».
Через пару минут она явилась вместе с подполковником.
ПП: – Равняйсь! Смирно!
Меня тут ваша преподаватель попросила вас отпустить, так я разрешил.
Равняйсь! Смирно! Отставить! Вы учебники (устав) сдали?
– Так точно!
– Равняйсь! Смирно! Отставить! Долги по темам у кого-нибудь есть?
– Никак нет!
– Равняйсь! Смирно! Отставить!

Тут Зоя Валентиновна, видя, что это представление ни как не заканчивается, посмотрела на подполковника (1.60 с животиком) и сказала таким грудным, очень сексуальным голосом:
– Ох, как я люблю военных: какая выправка, какой командный голос – настоящий мужчина.
У Мороза в голове билась какая-то мысль, он мучительно, но безуспешно думал.
Потом осознав, что это говорят о нём, он… подтянул штаны и заорал:
– Равняйсь!!!! Смирно!!!! До свидания, товарищи курсанты!!!!!
– До свидания, товарищ подполковник! (это произносилось сквозь спазмы смеха и навернувшиеся слёзы).
– Вольно! Разойтись!

Не знаю, что думал Василий Дмитриевич Мороз, но Зоя Валентиновна вышла следом за нами. А подполковник бежал за ней до гардероба и там видать понял, что ему сегодня не обломится.

История третья.
Подполковник Мороз почему-то не взлюбил одного студента. Точнее дое…ся, как пьяный до радио, спой да спой. И каждый раз не забывал ему напомнить, что вот хрен он сдаст экзамен по войне.
А во время лагерей он – это напоминал ему по три раза в день.

Как-то раз, за три дня до экзамена, ехал это студент в троллейбусе со своей подругой и жаловался ей на жизнь. Говорил, что вот есть у нас один подполковник,
который хочет меня завалить на экзамене, каждый день придирается и т.д.
Рассказывал он ей рассказывал, оглянулся и … видит, что за спиной у него стоит самолично подполковник Мороз с женой и внимательно слушает плач Ярославны.
А потом говорит, ну, что вы П…, замолчали, продолжайте.
Студент, конечно, смутился и ещё более опечалился.
А подруга его смотрит то на студента, то на подполковника с женой и произносит на весь троллейбус:
-Это, что вот этот, маленький???

Подполковник Мороз явился на экзамен. Он терпеливо ждал, когда этот студент подготовиться к ответу. Ни у кого другого он экзамен не принимал и даже в туалет не выходил, а сидел и ждал. Он даже ему сказал: «Курсант П…, как вы думаете, кого я жду? Я жду вас, и только вас».
В конце концов три он ему поставил, но экзамен принимал часа два. Особенно он напирал на устав, так как в самолётах он понимал, как свинья в апельсинах.

P.S. В заключение я представлю несколько его перлов:
-Компьютеры на военной кафедре не ошибаются.
-А, вы тут за компьютером сидите, а я думал вы водку пьёте.
-Кто умеет работать на принтере?
-Надо заниматься спортом и подтягиваться на турнике — иначе будут слабые физические данные в области рук
-У вас должна быть строевая, но на улице идёт дождь, сейчас пойду узнаю почему.
-Опоздать вы можете только в случае своей личной смерти, и то прийти и сказать.

 ЗАХАРИН Евгений, 3-й факультет, 1998 г.выпуска (Израиль, Petah-Tikva)

Захарин Евгений ХАИ
Учёба на гравицапера.
Кто учился в ХАИ, тот знает, какое отношение там к экономике, философии и прочим непрофильным предметам – очень даже наплевательское отношение, но бывают и исключения.
Один такой предмет под хитрым названием Планирование семьи производства, вела у нас изумительная женщина Зоя Валентиновна Говорова. Человек она очень необычный, и историй с ней связанных было множество.

Лабы. (Лабораторные работы)
Лабы по ПП — проходили следующим образом.
Студенты сидят в классе, где крутят кино, в котором заснят целый рабочий день какого-то рабочего, и засекают сколько времени он работал на самом деле, сколько потратил с пользой, а сколько провёл в курилке – эта хрень называется фотография рабочего времени.

Часть 1. Лаба.
На лабу приходят студенты 5 курса, которые эту лабу имели в виду. Киноаппарат с плёнкой, как в фильме «Человек с бульвара Капуцинов», тут же вызвал соответствующие ассоциации. Полумрак и стрекотание киноаппарата, а так же абсолютно незахватывающий сюжет фильма, нагоняют сон. Со сном каждый борется или не борется по своему, кто-то даже делал эту самую лабу. Лаба прерывается возгласами Зои Валентиновны:
– Студент П.
– Что, Зоя Валентиновна?
– Не спи!
– А, что поезд уже уехал?

– Студент Ш., ты, что плёнку поджигаешь?
–Так ведь искусство не горит.

Студентки к лаборанту, которого уже окрестили Билли:
– Билли, заряжай.
– Билли, ты просто создан, что бы крутить ручку киноаппарата.

Часть 2. Сдача лабы.
Я прихожу, сдавать лабу.
З.В.: – Так, скажите мне, вы лабораторную работу делали?
Я: – Конечно.
З.В.: – Ну и поподробнее, что вы там делали?
Я: – Фильм смотрели, фотографию рабочего времени делали.
З.В.: – Ну и о чем же фильм?
Я.: – Вам что фильм пересказать?
З.В.: – Ну, если можно, вкратце.
Я: – Значит так, главный герой этого фильма, работает на заводе, токарем.
З.В. – Хорошо, дальше.
Я: – С утра он приходит на работу и идёт в курилку, потом работает, потом опять перекур, потом обед, потом конец рабочего дня. И всё на этом фильм заканчивается.
З.В.: – Ты помнишь в середине фильма, он ходил к женщине, что он там делал?
Я: – Что-то я такого момента не помню?
З.В.: – Ты фильм смотрел?
Я: – Да.
З.В.: – Тогда расскажи, что делал главный герой этого фильма, красавец мужчина, когда он пошёл к женщине, тоже очень симпатичной, и провёл там 30 минут.
Я: – Мы извините, об одном и том же фильме говорим?
З.В.: – Естественно.
Я: – Что-то я такого момента в сюжете не припомню.
З.В.: – Эх вы, он же детали относил в ОТК.

Зачёт.
Планирование производства предмет вроде бы не очень важный, но сдать по нему зачёт было делом непростым.
Зачёт сдавали по трое. Почти все студенты разбились на тройки и зубрили в течение двух ночей материал, с примерами и задачами. Я же только успел прочитать, что такое резервы времени и всё.

Утро стрелецкой казни.
Отличники и зубрилы, по трое заходят в класс и так же по трое выходят … без зачёта.
Мы, т.е. я, Юра, который тоже ничего не знает, и Лариса, которая весь семестр была на больничном с ребёнком, заходим сдавать зачёт.
З.В.: – И так, Лариса, скажите нам что, такое резервы времени?
Тут у неё звонит телефон, а Лариска мне:
– Что отвечать?
Я: – Ну резервы бывают первого и второго рода, типа борщ готов, а зажарка ещё нет и наоборот.
Лариска: — Резервы бывают первого и второго рода, типа борщ готов, а зажарка ещё нет.
З.В.: – Скажите, вы сами про борщ придумали или кто подсказал?
Лариска: – … подсказал.
З.В. обращаясь ко мне: – А вы действительно умеете готовить борщ?
Я: – Конечно, Зоя Валентиновна.
З.В.: – Все зачётки на стол, всем зачёт.

Из класса выходят трое оболтусов, с зачётом, презрительно поглядывая за зубрил.

Предсказание.
Я не был очень прилежным студентом и учил в основном то, что мне нравилось, планирование производства в этот список не входило.
И на лекциях по ПП я бывал не часто, но однажды меня туда-таки занесло.
Я тихо уселся за задней партой и погрузился в расчёты курсового проекта по динамике полёта.
О чем была лекция, я не помню, да я её и не слушал, но вдруг услышал голос Зои Валентиновны у себя над головой. Я, погружённый в свои расчёты, не заметил, что она подошла ко мне:
– … скажите-ка мне, что такое функция Хевисайда.
Я: –Это единица от t 1(t).
З.В.: – Вы в этом уверены.
Я: – На все 100%, если вам угодно, то это интеграл от функции Дирака.
З.В.: – Вы это точно знаете?
Я: – Естественно.
З.В.: – Вы знаете, вам надо жить там, где вам будут платить деньги за то, что вы это знаете.

P.S.
Через 3 года, уже в Израиле, на собеседовании меня спросили, знаю ли я, что такое функция Хевисайда. Ну, в общем, за это мне и платят.

 БАРКАЯ Гиви, ФАД, 1986 г.выпуска (Украина, Донецк)

Баркая Гиви ХАИ
Сдавал я экзамен, не помню точно какой.
Достаю бомбу и спокойно переписываю.
У преподавателя оказались железные нервы, и он долго терпел мою наглость. Но, терпение все же закончилось – преподаватель подбежал, забрал бомбу  и спрашивает: «Что это?». Я отвечаю ему: «Письмо из дома от любимой» (я все бомбы писал грузинскими буквами). Он внимательно посмотрел, ничего не понял, но возвращая мне  бомбу, случайно перевернул – а там графики.  Он тогда и спрашивает: «Что любимая в письмах графики рисует?»
Но экзамен я все-таки сдал.

***

Был такой преподаватель с кафедры электротехники, которого мы между собой звали Паша-электрик.
Как-то на лабораторной работе он спросил моего одногруппника  Леню Сычева: «Как запускается асинхронный двигатель?»
 Надо было рассказать весь техпроцесс запуска.
А Леня в ответ: «Очень просто: нажатием кнопки».
Преподаватель удивился и задает дополнительный вопрос: «А как двигатель работает?»
 Ответ был еще проще: «У-у-у-у-у-у-у-у»
Мы долго смеялись.
И преподаватель тоже: «Ну, земляк, ты даешь!» Они оба были с Донбасса.

 КОНОВАЛОВА Виктория, 1-й факультет, 1991 г.выпуска (Россия, Курск)

Коновалова Виктория ХАИ

 Последняя лекция на 1 курсе по вышке.
Вел импозантный любимец всех студенток – Краснов.
Наших ребят забирают в армию (1986 год – 1факультет).
Его напутственное слово новобранцам: «Служите, дорогие наши юноши, хорошо, чтобы мы могли спокойно с вашими девушками спать».
Пауза.
Он долго не мог сообразить, почему весь поток лежал от хохота…

  • Страница 2 из 4
  • <
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • >