"Жизнь в общаге это самое веселое и незабываемое в жизни время!"

Козачок (Гончарук) Снежана, 3-й фак., 2006 г. выпуска.


 БОЙЧУК Мария, 6-ой факультет, 2004 г.выпуска (Украина, Харьков)

Бойчук Мария ХАИ

А мы вот после защиты диплома решили сходить в магазинчик «Север» за скатертью самобранкой.

Ребята все красивые – в костюмчиках, солидные…

Поразила реакция продавщиц! Гул пошёл по магазину: «Налоговая!!!» Какие-то тетрадки стали прятать, таблички стали дергать с надписью «переучёт».

Повеселили нас малость!

 БОНДАРЬ Олег, 5-й факультет, 1971 г. выпуска (Украина, Харьков)

Бондарь Олег ХАИ

История команды КВН ХАИ 60-70-х гг.

Впервые команда КВН Харьковского авиационного института появилась на экране тогда еще Центрального телевидения в 1970 году. Хотя этому предшествовала своя история. И началась она, по словам очевидцев, лет за пять до столь знаменательного события. Именно в те годы КВН стал самой популярной передачей, во время эфира которой улицы пустели, а тех, кто не смог посмотреть очередную игру, просто-напросто жалели. И уже тогда КВН для многих стал диагнозом, жизнью и легендой.
К 1969-му году в Харькове не осталось ни одной команды, которая бы не проиграла команде КВН ХАИ, организованной Евгением Бутом. В городе стало скучно. Не мудрено, что 4 апреля 1970 года команда КВН ХАИ уже играла свою первую телевизионную игру. Играли с командой Белорусского политехнического института. Команда блестяще сыграла разминку. Даже сейчас вопросы и ответы той игры могут претендовать на актуальность. К примеру, на вопрос: «Какое преступление совершается сейчас в одном из московских переулков?», команда ответила: «Именно сейчас в Третьяковской галерее Иван Грозный убивает своего сына».
Примечательно, что в этот день впервые в истории КВНа была зафиксирована ничья – именно так закончилась эта встреча. А утром «команда проснулась знаменитой».(Ничья объяснилась звонком П.М. Машерова, первый секретарем ЦК КПСС Белорусской ССР, в редакцию КВН. Н. Олейник)
Первый состав команды знал весь институт: Евгений Бут, Леша Олейник, Влад Мосьпан, Толик Артеменко, Олег Бондарь, Юра Скибин, Женя Гецович, Ян Рубинштейн, Миша Иоселевич, Витя Забейворота, Боря Дикун, Купа (Валера Трифонов), Слава Балаценко, художник Володя Ермолаев, музыканты, руководимые Сергеем Гарбузом по кличке Дыня. В отличие от своих последователей 90-х годов были в команде и девушки — Инна Штительман, Наташа Морозова, Наташа Дмитриева, Марина Пасова. Очень важной, самоотверженной была работа группы поддержки: Ирина Пантелеева, Алик Маркон, Наталья Руссак (сейчас Олейник). Доставали и организовывали любой нужный для КВН реквизит от ночных горшков для «фашистских касок» и кларнетов для «расчалок самолёта» до живого настоящего Питерского водолаза, отловленного в проруби, на выступлении в Ленинграде. Правда, этот кадр с водолазом ТВ вырезало…
А одним из автором команды был молодой писатель-сатирик Алик Инин (Гуревич).
Режиссером команды был направленный от телевидения выпускник ХПИ Артур Вишневецкий, который своим талантом пробился в москвичи. (Ему принадлежит идея «короны» в постановке песни Аллы Пугачевой «Все могут короли»). Артур был очень лоялен и очень часто доводил до блеска рождаемые Бутом и другими нашими ребятами идеи.
После той игры ректор наградил всю команду двухнедельным отпуском.
Спустя некоторое время команда приняла участие в передаче «КВН в гостях у «Алло, мы ищем таланты!» Осенью того же года был «Кубок Надежды» – мероприятие внесезонное, но показанное по телевидению, где команда ХАИ была представлена среди восьми лучших команд страны.
А свою последнюю игру команда сыграла в Ленинграде с командой Воронежского инженерно-строительного института в 1971 году. К сожалению, эту игру команда проиграла… Решение о нашем «проигрыше» Воронежу (вульгарно не было денег в бюджете ХАИ для игры в КВН) было принято заранее. Интрига, о которой знала только «мозговая группа» команды.
Да, мы тогда в Питере вынуждены были проиграть, но было приятно наблюдать непосредственную реакцию зрительного зала (вырезали). Народ в Питере не давал себя обманывать. В жюри летели разные предметы, подушечки, на которых народ сидел… Саша Масляков минут 30 не мог остановить разбушевавшийся зал… Зрелище было классное.
Эта игра была одной из первых, которая шла в записи. До этого были только прямые эфиры. Телезрители увидели только улыбающееся в аплодисментах лицо помрежа Леночки вместо искромётных и убойных шуток-бомб. И всё выглядело вроде бы и логично по телевизору. А мои питерские друзья долго ещё плевались, вспоминая зрелище в «Октябрьском» и то, что потом пошло в эфир.
( А про капитана ВИСИ Женя Бут всегда вспоминал, что он — несостоявшийся хаевец, которому он, как преподаватель математики ХАИ, поставил двойку. Н. Олейник)
А яркий след команда все-таки оставила, предсказав выход КВНа на международный уровень еще на своей первой игре с белорусами. Под мелодию популярной тогда песни «Как хорошо быть генералом» были спеты такие слова:
Пусть предоставят КВНу
Международную арену,
Чтобы стихами, а не штыками
Дрались за честь!
Пусть предоставят КВНу
Международную арену -
Юмор понятен без перевода,
Если он есть!
Последнюю фразу «Приветствия»: « Если он есть!» — должен был произносить я, Олег Бондарь. Поскольку стоял на левом фланге крайним (если смотреть со сцены) Но в конце песни надо было, по замыслу режиссёра Артура Вишневецкого выдержать паузу в 3 секунды. Для усиления комического эффекта.
Пошёл прямой эфир. Вышли. Работаем. Пропели. Всё нормально. Дошли до конца песни.
Я держу паузу (мысленно считаю про себя «двадцать один» — секунда). Мне сосед подсказывает шёпотом: «Если он есть!» Я продолжаю «держать паузу» (мысленно произношу 22). На третьей секунде с кресла первого ряда начал подсказывать театральным шёпотом сам Артур Вишневецкий: « Если он есть!» И тут я (вместе со всем первым рядом, начавшим мне подсказывать) «со значением продал»: — Если он есть!!!
Грохот аплодисментов. Крики Аркадия Инина: — Задушу гада!!!
Артур Вишневецкий сказал потом: — Всё правильно. Всё, как я тебе и поставил, но в следующий раз я тебя всё-таки убью. Правда, это он уже говорил обнимая!
И таких эпизодов в той игре, в прямом эфире, было множество.

Потом появились дорогие мне «белые пиджаки». Суперкоманда потому, что она никогда не пользовалась чужим материалом. Они стали тем, чем стали, только и только потому, что у них хватило ума сохранять традиции и не противопоставлять одно поколение другому…
Горжусь тем, что имел честь руководить дипломом Игоря Диденко. Игорь — человек талантливый и самостоятельный, целеустремлённый и грамотный. С невероятным чувством юмора. Это я прочувствовал на лабораторных работах, когда он их мне сдавал. Я ему лёгких задач не давал. А он был всегда готов к решению любой задачи. Диплом написал самостоятельно и защитил блестяще. Стопроцентный ХАЁВЕЦ! И теперь, когда я его вижу на экране с Глебом Тимошенко всегда рад тому, что наши судьбы пересеклись.
ХАИ — это лучшие люди страны!

 САПРЫКИН Виталий, 2-ой факультет, 1971 г.выпуска (Украина, Харьков)

Сапрыкин-Виталий-ХАИЛето тысяча девятьсот семидесятого года. Практика на реакторе в г. Киеве. Надо сказать, что тогда также бывали проблемы с невыплатами денег. Группа уехала в г. Киев без стипендии, без суточных и без проездных. Денег было у каждого в обрез, надеялись на перевод стипендии. А зря.
К концу двухнедельного пребывания в столице в группе разразился финансовый кризис. Собрали все деньги и купили на них билеты в г. Воронеж (вторая точка практики). А кушать хочется, а денег не очень много.
В качестве спасения от голода Алексей Олейник по вечерам собирал группу в комнате общежития и организовывал частушкопение. Частушки придумывались тут же. Вот пример одной из них
Миша Байцур обалдел,
На контактор попой сел.
Раздался ужасный мат
На пять тысяч киловатт.
К сведению читателя половина слов в этом четверостишии заменена благозвучными синонимами. Смех и радость экспромта значительно снижали желание поесть.
В конце концов группа с двумя буханками хлеба на всех приезжает в г.Воронеж. Радость встречи с коллегами (поселили нас в школу, где уже жили: одна группа из ХАИ, одна группа из МАИ и одна группа из ЛПИ) потихоньку переросла в желание этот факт отметить.
Продана электробритва, а Алексей планирует все остальное. Приобретен спирт с резким резиновым запахом, хлеб остался еще из г. Киева, а вокруг школы сады, полные зеленых яблок. Староста (это Олейник) спланировал кому в какой сад (как стемнеет) идти и сообщил на ухо.
С яблоками вернулась примерно половина добытчиков. Остальные пришли пустыми, в их садах были засады, организованные … Олейником. Он на каждый сад планировал двоих (не сообщив об этом исполнителям). Вечер прошел хорошо, утром было плохо.
Когда стало немного легче, пришло чувство голода. Группа решает, что Олейник должен и эту проблему решать. И он ее решил. Недалеко от школы рядом было два магазина «Молоко» и «Хлеб». Как ему это удалось, не знаю, но каждое утро нам без оплаты в одном магазине наливали по баночке 0,5 л. молока, а в другом магазине – по городской булочке. Это было вкусно.
Алексей же решает эту проблему дальше. На заводе договаривается о срочном авансе, который получили на третий день. Жизнь наладилась.

 СМИРНОВА Сюзанна, 4-й факультет, 2009 г.выпуска (Украина, Крым)

Смирнова Сюзанна ХАИ

Первый курс, первая сессия (2002 год).
Решили мои друзья-одногруппники в компании старшекурсников вызвать шару.
Дело было в 4-м общежитии.
Перед вызыванием шары все естественно подвыпили чуток и дождавшись 12 ночи стали вызывать шару. После криков: «Шара, приди» в окно была брошена бутылка из-под пива… прямо на ноги зав.кафедры Белану Н.В.
Короче, шара нам всем прокатила нереальная.
Вопрос вот только один до сих пор неясен – что Николай Васильевич делал в 12 ночи под стенами нашего общежития?
Ну, слава Богу, телесных повреждений ему не нанесли.

 ЗАХАРИН Евгений, 3-й факультет, 1998 г.выпуска (Израиль, Petah-Tikva)

Захарин Евгений ХАИ

УЧИТЕ ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК

У нас в общежитии в 1993 году поселили иностранных студентов. Почему не знаю, вот выпало нам такое счастье и всё.

Во-первых, их поселили на втором этаже, самом блатном, там раньше жили семейники с детьми, т.к. там была горячая вода и с колясками таскаться не высоко. Так вот семейников переселили наверх – невелика птица, потаскается и с колясками, а тут будут жить «белые» люди.
Во-вторых, комнаты отремонтировали, мебель им поставили новенькую, сантехнику новенькую и плиты тоже новьё, муха не сидела.
В-третьих, постели у них были тоже новые, их комплект состоял из пододеяльника, простыни и наволочки. В отличие от иностранных студентов наш комплект состоял из наволочки и двух простыней, очень старых и сшитых из двух кусков.
Ну, и чтобы не перепутать постельное бельё нам и им меняли в разные дни, более того, им по графику, а нам как получится… То прачечная не работает, то машины нет, но раза три — четыре в год точно меняли.

И так:
В один из таких радостных дней, когда придя с занятий, я увидел объявление:
«Сегодня будет обмен постелей для студентов из СНГ», то тут же помчался к кастелянше Афанасьевне, ибo, как гласит народная мудрость, кто первым встал — того и тапки.

К моему приходу, там был только один иностранец, желающий обменять свою постель.
Афанасьевна долго и мучительно пыталась ему объяснить, что сегодня не его день, что комплектов для иностранцев нет и т.д. Увы, иностранец, только что спрыгнувший с самой высокой пальмы в африканской саванне, не понимал по-русски, а Афанасьевна не говорила по-иностранному. Ещё через пару минут она попросила меня перевести её речь на иностранный.
У меня тоже словарный запас в иностранном языке был не ахти какой, но суть вопроса я разъяснил, как смог. Иностранец слинял.

Не успел я уйти, как в подвал ввалились комендантша и ответственная за иностранных студентов и тот самый иностранец, повернулись ко мне и стали дружно вопить, что они на меня в деканат пожалуются, что меня из института выгонят и т.д.
Ну, думаю: «Ничего себе, поменял постель…»
Но Афанасьевна за меня заступилась. Она сказала, что я только и сделал, что перевёл на иностранный, что сегодня постели иностранцам не меняют, и что за крик она в толк не возьмёт. А иностранец пусть русский учит, тут ему не Африка.
На том всё и закончилось: делегация удалилась, а я остался стоять в полном недоумении.

Я всего-то сказал ему, что сегодня бельё меняют поганенькое, его только нашим студентам дают.
На иностранном это звучало так: «Only for white»

 СИМОНОВ Владимир, РТФ, 1984 г.выпуска (Россия, Белгород)

Симонов Владимир ХАИ

1976-й, общ. №7, первая сессия, 3 часа ночи.
Мы (первокурсники) готовимся к экзамену… Захожу на кухню поставить чайник, а там … дым коромыслом.
Сидят пятикурсники что- то на большом листе бумаги рассчитывают. Ну, думаю, вот это молодцы – совместно готовятся. Подхожу ближе – ПУЛЬКУ расписывают! Оччень удивился…

Но на второй сессии делали тоже самое.

 СИМОНОВ Владимир, РТФ, 1984 г.выпуска (Россия, Белгород)

Симонов Владимир ХАИ

Про Хому у нас была доказана новая геометрическая теорема, даже не теорема, а аксиома:
«Любая кривая, соединяющая два конца и проходящая через Хому,
короче прямой, соединяющей эти же концы».

 ГРИНЬ Николай, 2-ой факультет, 1992 г. выпуска (Украина, Харьков)

Гринь Николай ХАИ

А у нас в шайбе была традиция отмечать ДЕНЬ ХОЛОСТЯКА.
Женатики приходили со справками от жены, что они являются холостяками.
Некоторые жены дописывали – в меру дозволенного, с указанием времени окончания холостого срока.
А некоторые сообразительные индивидуумы справку подписывали не у жены – все равно подписи всех жен мы не знали.
Был у нас устав, написанный Комиссаром на древнесловянском, хранящийся в бутылке из под водки, который зачитывался каждый год перед принятием горячительного.

 КУШНИРИК Светлана (Крекотнева), 1-й факультет, 1980 г.поступления (Россия, Воркута)

Кушнирик Светлана ХАИ
В нашей секции девчонки всегда много и вкусно готовили. Кастрюли с горячей едой оставляли на кухне. Наутро они исчезали, но через некоторое время  чудесным образом возвращались на место, чисто вымытые. Только однажды, открыв крышку, мы обнаружили бумажку с благодарностью: «Спасибо!» «ПРИЯТНОГО АППЕТИТА!» –хотелось сказать, но не знали кому.

***

Еще была интересная история то ли в 81 году, то ли в 82 году, когда все общежитие (ХАИ-10)  из окон наблюдало светящийся шар, который завис ниже общежития на проводах  на мосту через реку на Даниловке. Висел он достаточно долго, а потом исчез. То ли это была шаровая молния, то ли какое-то энергетическое образование – так никто и не понял. В газетах об этом не писали, но мы долго обсуждали эту тему…

 ШИНКАРЕНКО Андрей, ФАД, 1998 г.выпуска (Россия, Ростов-на-Дону)

Шинкаренко Андрей ХАИ      ЭКСКАВАТОР 
Эта история произошла в конце первого курса.
Начало июня. Начинали проявляться первые признаки летней жары, отчего прохладными ночами основной контингент студенческой тусовки бодрствовал, баловался пивом, орал песни где-нибудь по кустам, счастливчики занимались любовью. Ну, в общем,  делал все, лишь бы не готовиться к сессии. Нужно отметить, что городок наш располагался,  да и располагается сейчас, в довольно живописном месте: на окраине города, в лесу. Не то чтобы в какой-нибудь глуши, но и не в шумной пыльной суете. Здесь удачно гармонируют все прелести и новшества нашего бурно развивающегося общества и нетронутость дикой природы. Бывает, выйдешь утром из общаги – машин нет, тишина, по дороге, прямо по асфальту скачет косуля, соловьи переливаются  и какая-нибудь пьяная рожа, возвращающаяся со  спонтанно, непонятно на чем возникшей гулянки, обязательно попросит сигарету, при этом обдаст тебя такой волной перегара, что сразу возвращаешься на землю и начинаешь думать о том, что тебе срочно нужно достать прототип курсового проекта.

Открываются магазины, начинают появляться первые автомобили, из окон общежитий высовываются заспанные лица, день постепенно начинает набирать обороты. И вот в один из таких прекрасных дней забегает к нам комнату студент пятого курса Юрий Ш., по кличке Хью, очень активный общественный и политический деятель, внештатный сотрудник профкома и член Движения «Рух». Не знаю, кто так метко дал эту кличку, но она ему полностью соответствовала даже внешне. В общем, имя собственное. Хороший парень, но любил деньги. Конечно, деньги любим мы все, но Хью в них был просто влюблен и тратил их также аккуратно, как и зарабатывал. Жили мы вчетвером, я, Мирошниченко Андрей (он же — Зема), Василенко Андрей (он же – Толстый) и Игорь Шевченко по кличке «Гибель» (более интеллектуальные товарищи называли его Муэрте). Кроме того, в нашем коллективе был Вадик Торгонский – Торгон, и Паша Карьков – Парик (анархист, пацифист и ярый приверженец Heavy Metall), одержимый идеей «сколотить» из всех нас рок-группу. Парик даже достал электрогитару и барабанные палочки. Для начала были все предпосылки, не было лишь одного – желания коллектива. Сдружились мы еще на Подготовительном отделении. Все после армии, окрепшие и физически и морально, поэтому даже на первом курсе слыли совсем не желторотиками и пользовались определенным авторитетом (своеобразная «бригада»). Все мы были дневниками, кроме Торгона, самого сознательного элемента, который решил, что после армии нужно не только учиться, но и работать. Поэтому свою учебу вечером (кстати, в этом 2005 году наконец-то закончит институт), он совмещал с работой днем в качестве сварщика под началом Нечипорука, в те времена, еще скромного директора студгородка.

Как всегда, деньги потрачены еще поза-позавчера. Их нет даже у Торгона, а его зарплата была ненамного выше стипендии. И тут появляется Хью, с радостной новостью: есть шабашка! Объект – гаражная яма 6х4х3. Её нужно выкопать в кратчайшие сроки. Расположение гаража предполагалось на территории городка, на насыпи «прямо понад забором детского садика». Как выяснилось потом, гараж себе собирался строить профкомовский деятель, а Хью у него выступал в качестве приказчика, прораба или просто посредника, так как скромному профкомовскому работнику «негоже» строить такие огромные гаражи.  Времени на раздумывания ушло мало, но… Дешево себя не ценим! И как говориться «утром деньги – вечером стулья!» После осмотра местности была назначена цена – 400000 купонов, по тем временам что-то около 100 $, (неимоверные деньги с учетом того, что стипендия выходила в районе 2 $). Хью скривился, но так как уже сотворил некоторые бреши в финансовых потоках, выделенных под строительство, был вынужден согласиться, только умалял работы закончить, как можно быстрее:  5 дней максимум. После получения 100% предоплаты работа потихоньку тронулась с места. В первый день были выставлены колышки и произведена разведка грунта. Радости она принесла мало, так как было определено, что грунт насыпной, укатанный, да еще и с вкраплениями в виде каких-то бетонных осколков, ржавых рам от детских колясок  и всякого хлама (в общем, бывшая несанкционированная свалка). На второй день прошла эйфория богатств, и карманы были уже не столь оттопырены, поэтому работа стала приобретать вялотекущий характер. На третий день дети в близлежащем детском садике стали материться. На нас с раздражением стали поглядывать воспитатели (как в анекдоте, «Рядовой Петров, пожалуйста, не капайте мне на голову раскаленным оловом». Так и здесь: «Уважаемый Павел, не могли бы Вы мне помочь вытащить обломок этой бетонной плиты, а то об него постоянно тупится лопата?» – «С большим удовольствием, сейчас совместными усилиями мы с ней справимся!»).  На четвертый день – «Надо, что-то делать Лелик, надо что-то делать!». Хью нервно поглядывал на «объект» издалека, близко подходить не решался, так как еще в первый день получил условие: «не стоять над душой!» Но его напряжение чувствовалось даже на расстоянии 100 метров. На пятый день решение пришло само по себе, свалилось с небес как «манна небесная». В полдень, когда под палящими лучами солнца толпа уже в процессе психоза обдумывала, как «убивать этого урода Хью», в переулок «горячий, как расплавленное лето, разворачивался и входил…», нет, не «Теодор Нетте», – это был самый настоящий Э К С К А В А Т О Р ! Управлял этим чудом техники  добродушный мужичок в майке с носовым платком повязанным поверх головы. Экскаваторщика обнимали, целовали, трогали, как аборигены Колумба, когда тот впервые ступил на землю Америки. Он аж прослезился, но согласился помочь за 30 тысяч.  Наша  прибыль – 400%, даже по тем временам баснословная!!! Договорились на 5 часов вечера. Все было подвергнуто тщательному обдумыванию.  Для уничтожения следов ковша экскаватора было принято решение подтисать их лопатами (делов на полчаса)… Мужичок оказался пунктуальным, и в половине шестого работа была выполнена. Добродушного мужичка решили без холодного пива не отпускать, и он долго ломался, но уговоры, почти коллег, да и невыносимая жара сделали свое дело. Мы с Торгоном, схватив канистры, побежали на пивнушку в районе лесопарка, ласково  именуемую «Лесная сказка». Отстояв в очереди, прижимая канистры к груди, мы в отличнейшем настроении возвращались к «золотоносной жиле», временами останавливаясь у пеньков, чтобы утолить жажду парой-тройкой глоточков. Но чем ближе мы подходили к улице Чкалова, тем почему-то тревожнее становилось на душе. Еще издалека, обнаружив скопление троллейбусов, мы почувствовали что-то неладное.

 События тем временем развивались следующим образом. Пока мы весело бегали за пивом, народ также весело заметал следы проявления смекалки. Клеилось все как нельзя хорошо. Хорошо,  если бы не бдительный участковый – майор Величко, который, также, в приподнятом настроении возвращался с работы. Но тут… «лисица видит сыр», –  что это? Что за ямы копаются на его территории, что за непонятный экскаватор! Нужно разобраться! Естественно никаких разрешительных документов у мужичка не оказалось и на вопрос: «Почему прямо посреди студгородка, а именно в месте, где копать КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩЕНО (как раз под этим местом проходили все водные, канализационные и электрические коммуникации) выкопана огромная яма?» – никто внятных объяснений дать не мог. Для разбирательства этой непонятной ситуации был срочно вызван директор студгородка Нечипорук, который как очень ответственное лицо, прибыл незамедлительно. Нечипорук был в ярости, на ЕГО территории, ЕГО же лопатами с инвентарными номерами (инструмент организовывал Вадик), ПРЯМО У НЕГО ПОД НОСОМ, творится такое. Вообщем, начинало попахивать скандалом. Однако, мужичек оказался парнем не промах и пока Величко с Нечипоруком проводили допрос с пристрастием  решил, не дожидаясь пива, «потихонечку» срулить. И все было бы хорошо, если бы не спешка. «Потихоньку» выезжая с места преступления, бедолага снес троллейбусные провода. Майор Величко был вынужден достать пистолет, в котором не было патронов, и вызвать подкрепление. К этому времени подоспело и пиво. Будучи здравомыслящими людьми, мы с Вадиком присоединились к толпе зевак и нервно наблюдали за развитием событий. Тут какой-то бдительный ветеран, узнал Вадика, и размахивая палкой начал кричать: «Вот, он тоже был с ними, вяжите его, вяжите!!!» Воспитательницы детского сада также радостно о чем-то закудахтали. …Повязали и нас. Профком, деканат, собрание факультета, у Вадика собрание коллектива…

Закончилось все неплохо, так как Торгон был подопечным Нечипорука, а яма копалась профкомовскому начальнику.  Дело замяли, за что майор Величко получил 30 тысяч купонов (плюс конфискованное в качестве вещдока пиво),  архаровцы из ремонтной бригады по восстановлению троллейбусных проводов – 100 тысяч.

Работа сделана, деньги не возвращены. Яму засыпали уже лет через пять. Сказать, что профкомовский деятель был зол – не сказать ничего. Оказывается, гараж он собирался ставить без всяких разрешений, так сказать по-тихому. Мы долго потом не могли получить путевки на базу отдыха в Рыбачку на крымском побережье. Майор Величко так и не стал подполковником. Хью не получил ни копейки, зато понял, что в любом бизнесе есть определенная доля риска.