ШЛЯХОВ Илья, 5-й факультет, 1990 г. выпуска (Украина, Харьков)

Шляхов Илья ХАИ

Первый курс, колхоз.

В октябре нас послали в колхоз Глобовский убирать яблоки. Ни до, ни
после я таких яблок больше не видел — это было нечто! Там я наелся
яблок на следующие десять лет жизни, т.е. на яблоки смотреть не мог.
В день приезда нас собрали для инструктажа. Какой-то колхозный
начальник долго и нудно что-то бубнил, а под конец своей речи выдал
фразу: «В сады после 18-00 не ходить, собаки охраны находятся в
отвязанном состоянии». Громовой хохот поверг начальника в шок, он так
и не понял, отчего мы смеялись. А мы, вспоминали эту фразу еще много
лет.
Веселых историй в том колхозе была маса.
После первой недели объедания яблоками нам стало скучно их есть просто так. Мы начали устраивать соревнования, кто сможет съесть яблоко, не срывая с ветки
(без помощи рук) или выгрызть у яблока красный бочок.

Второй курс или как я познакомился с Бондарем О.Е.

На втором курсе у нас начались лабораторные работы по РТЦС (цепи и
сигналы на студенческом жаргоне), вел их Олег Евгеньевич.
На первом занятии нужно было в соответствии с методичкой настроить генератор и
увидеть его сигнал на экране осциллографа. Я быстро все сделал и стал
смотреть в окно.
Это привлекло внимание Бондаря (студент валяет дурака).
На вопрос, почему ничего не делаю, был дан ответ: «А я уже все
сделал».
После недолгой беседы мне было предложено попаять на благо
кафедры, вместо выполнения лабораторок, и я с радостью
согласился.
Паял я у Олега Евгеньевича целых два года и вылилось это в
мою первую печатную работу в 1987 году.
Это были незабываемые два года — интереснейшая работа и искрометный юмор Бондаря!

Четвертый курс или ХАЕвцы есть везде.

В августе 1988 года мы поехали с палатками под Новороссийск, стали в
глухом ущелье. До ближайшего поселка километров пятнадцать, до
ближайшего санатория километров пять.Шляхов Илья ХАИ
Валяемся на берегу моря и наслаждаемся видом пустого берега на много километров.
В какой-то момент я поднимаю голову и вижу, что по берегу идут два преподавателя
с кафедры ППУ, и не просто преподаватели, один читал нам лекции, а
второй вел лабораторные работы… Я подумал, что перегрелся и у меня
галлюцинации.
Накрываюсь панамкой и пытаюсь прийти в себя.
Через некоторое время поднимаю голову – берег чист и пустынен. Ну, думаю, точно глюки.
Первого сентября захожу в радиокорпус и встречаю одного из увиденных в глюках.
Он спрашивает: «Шляхов, а почему вы с нами не поздоровались?» Ответом
был вопль: «Так это были вы ?!!»
Оказалось, что они отдыхали в санатории, до которого было пять километров.

Шляхов Илья ХАИНадо сказать, что курс приемо-передающих устройств был мне не
интересен, т.е. я был уверен, что заниматься передатчиками не буду.
Прошло всего тридцать лет, и меня накрыло… Я получил позывной и с
огромным удовольствием конструирую передатчики и приемники!

Вспоминать можно долго, столько всего было…

Счастливое время!

Теперь каждый год прихожу в родной институт на День ХАИ.
И моя маленькая дочка задолго до последней субботы мая начинает спрашивать: «Папа, а
когда мы пойдем на самолетики смотреть?»

Шляхов Илья ХАИШляхов Илья ХАИ

Также читайте:

ШЛЯХОВ Илья, 5-й факультет, 1990 г. выпуска (Украина, Харьков): Один комментарий

  1. Илья Шляхов!
    Это имя навсегда врезалось мне в память.
    Красивый, ироничный, всегда готовый к любым вопросам…

    Красноярский радиолокатор… не просто, а очень большая заноза в заднице «Дядюшки Сэма».
    А кому понравится, если у другого конца земного шарика твой «лучший закадычный друг» (который тебя за кадык взять норовит) видит всё, что ты так старательно спрятал?.

    Так вот, это чудо радиолокационной техники от первой идеи до последнего винта творение ХАРЬКОВСКИХ ВОЕННЫХ УЧЁНЫХ заработало в полную силу только тогда, когда мы с Ильёй съездили в Москву и там показали наш прибор.

    Задачу привёз из Москвы мой шеф — Виктор Иванович Лахно, Царство ему Небесное во веки веков обеспечено. Иначе и быть не могло:
    Бозя в архангелы берёт только талантливых и дерзких.
    Решение задачи пришло в мою голову.
    Паяльник был в руках у Ильи уже горячим.
    В Москву, в Жуковский поехали вдвоём.
    Ну, прямо как в классическом медицинском анекдоте,
    когда на вызов идут два медициника с шестилитровой кружкой Эйсмарха
    (армейское сокращение ПШК = «полевая шестилитровая клизма»).
    Их спрашивают: — А чего это вы на вызов вдвоём идёте?
    Отвечают: — Мы узкие специалисты. Один знает как, а второй — куда прибор вставлять.

    Приехали в Москву. Добрались до ФИРМЫ
    Достали прибор. Не работает — по дороге в поезде ронялся.
    Лаборанты московские говорят: — Что надо???
    Отвечаю : — Блок питания, осциллограф и вольтметр…
    Мгновенно выдали.
    Американские приборы. «Texas Instruments» … закрыть глаза и заплакать…
    Вы когда нибудь держали в руках скрипку Страдивари? Нет?
    И я тоже нет. Илья, похоже, тоже не держал…
    Так эти проборы были даже лучше…
    Три минуты, одна пайка и всё заработало!!!

    А само наше изобретение изготовил на заводе «Точприбор» мой одноклассник
    (кстати, тоже хаёвец) Слава Сибилёв… Красиво сделал, краской покрыл для нивелиров, которые наши харьковские умельцы делали не хуже швейцарских.

    Вернёмся к прибору.
    В той лаборатории, где мы его настраивали, народу было довольно много — зал огромный, 200 кв. или более…, было, где разместиться…, и народ там не скучал.
    Вдруг, заходят четверо громко смеющихся мужиков спортивного вида в свитерочках-джинсиках-водолазочках, и один из них с радостным гоготанием изрекает:
    - А что это за х…ня оранжевая!
    Я ему жёстко: — Кому х…ня, а для меня — базо-динамический датчик пространственного положения кооперированного объекта.
    Публика, которая была в лаборатори, с глазами по 25 копеек испарилась мгновенно.
    Стало тихо.
    Остались только эти четверо и мы с Ильёй.
    Смех прекратился.
    Задавший вопрос, потребовал объяснений.
    Объяснил.
    Продемонстрировали работу.
    Всё сработало очень убедительно.
    Спрашивавший посмотрел на меня холодными и абсолютно трезвыми глазами.
    Улыбнулся
    Молча кивнул.
    Все переглянулись.
    Не спеша сказал тоном, не терпящим возражений:
    - Ты, Петрович, берёшь механику, ты Костя со своими — электронику и вычислитель…
    а вы двое — согласуете со своими отделами установку на объекте.
    Срок — неделя!
    Рук нам с Ильёй жать не стал, но по плечу похлопал.
    - Молодец, ваш Шеф, не соврал… сказал через неделю… и сделал …. через пять дней….
    Не то, что твои .р… яи (нецензурное, но очень точное и краткое определение для людей, не выполнивших обещанное в срок), тут он глянул на внезапно ставшего скромным своего товарища.

    Через неделю я снова был на этой Фирме…
    Непередаваемое чувство, когда ты видишь материализацию своей идеи в натуре.
    Когда на каждом самом маленьком фрагменте стоит треугольный зелёный штампик «ВП» (военная приёмка).

    Эти четверо весельчаков оказались ГЛАВНЫМ КОНСТРУКТОРОМ, ГЛАВНЫМ ТЕХНОЛОГОМ… представителями ГЕНЕРАЛЬНОГО ЗАКАЗЧИКА…
    Весёлая встреча получилась.

    Через две недели наш прибор стоял на объекте.

    Смотрю на авторское свидетельство («красный угол»), и воспоминания душу греют…
    Подтверждённый экономический эффект 1 000 000 $ (один миллион американских денег).
    Это ещё при Союзе нерушимом было.
    Было.
    И не забывается.

    Это уже потом в 1992 году в приёмной комиссии пришли мне в голову стихи:

    «…ХАИ — это Я! ХАИ — это МЫ! ХАИ — это лучшие люди страны…»

    Эти строки знают все хаёвцы…

    Но там были строки, посвящённые именно моим студентам, и в том числе — Илье Шляхову

    «…ХАИ — это Я! ХАИ — это МЫ! ХАИ — это лучшие в мире умы!…(с)

    А это и сейчас имеет место быть.
    Традиция в ХАИ такая.

    С уважением,
    Олег Евгеньевич Бондарь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>