НЕХОРОШЕВ Борис Георгиевич, начальник штаба стройки ХАИ 1968, 1969 г.г., директор лагеря ХАИ в пос.Рыбачье 1972г.

МЫ ИЗ ХАИ. 50-летию окончания ХАИ посвящается. – Запорожье: «Мотор Сич», 2012 г. – 329 с.

стр. 143

НЕХОРОШЕВ БОРИС ГЕОРГИЕВИЧ
Группа 240, 250, 260

Нехорошев Борис ХАИ… Другим важным событием была работа в штабе стройки. В подавляющем большинстве ВУЗов, включая ХАИ, ощутимо, катастрофически не хватало жилья для студентов и сотрудников, учебных и производственных зданий, сооружений, баз отдыха. А решить проблему в то время удалось лишь ХАИ да нескольким столичным ВУЗам, курируемым ЦК КПСС, например, МГУ. И в этом колоссальная заслуга организатора и активнейшего участника строительства всего комплекса ХАИ — ректора Николая Арсеньевича Масленникова (1962-1976 гг.). По его инициативе, активном руководстве и большой помощи под флагом ударной комсомольской стройки в ХАИ началось энергичное строительство. Из сотрудников института в 1966 году был создан штаб стройки, состав которого менялся сначала через 2 месяца, потом через 4, а потом, начиная с меня, примерно через год. Учебный процесс организован был так, что практически все студенты, кроме дипломников, в соответствии с заранее разработанным планом выводились на стройку: зимой 100 — 150 человек, летом 700 — 800 человек и более в зависимости от объёма работ. От строительных организаций удавалось с боем «выбивать» небольшое количество строительных рабочих и техники, остальное — студенты. Чтобы получать в необходимом количестве стройматериалы и оборудование, нередко дефицитное, на заводы также приходилось посылать студентов. Тяжёлое это было дело, малопроизводительное, как при строительстве египетских пирамид, зарплата студентов была низкой, часто символичной, но это была единственная возможность снять проблему, для других ВУЗов оказавшейся непосильной. ХАИ строил больше, чем все остальные ВУЗы г. Харькова вместе взятые.
Надо отдать должное комсомольской организации ХАИ, в то время ещё не деморализованной «демократическими» извращениями. Активно работали факультетские бюро, комитет комсомола института (секретари Ю. Черников, А. Гребенников). С ними сравнительно легко решались многие вопросы. Заметную помощь строительству оказывал и проректор по административно-хозяйственной деятельности Д.М. Трунов — умелый, энергичный, деловой руководитель, сделавший много полезного для института. Строительство успешно шло несмотря на мощное противодействие первого секретаря Харьковского обкома партии И.З. Соколова, который из-за личной мелочной неприязни к нашему ректору во что бы то ни стало старался «сбросить» его с должности. Комиссия за комиссией, а серьёзных нарушений нет. Ректора, насколько было возможно, поддерживал очень авторитетный министр высшего образования СССР В.П. Елютин. Но, когда Соколов стал вторым секретарём ЦК КПУ, чёрное дело ему удалось довести до конца не без активной помощи «серого кардинала» — секретаря парткома ХАИ Мелекесцева. И партком ХАИ, за редким исключением, оказался не на высоте. На его членов сильное давление оказали присутствовавшие на заседании секретарь Киевского райкома партии и секретарь обкома. Было объявлено, что вопрос о снятии ректора решён. Большинство членов парткома со страху наложило в штаны, малая часть свела счёты с ректором, кое кто хотел сам стать ректором, проголосовав «как надо», и им стал Кононенко. Против снятия ректора проголосовали проректор Д.М. Трунов и начальник военной кафедры А.Ф. Сарбеев.
Ректора сняли и вскоре он умер. Д.М. Трунов вынужден был из института уйти.
Н.А. Масленников был настоящим патриотом ХАИ, не жалевшим живота своего за его процветание, очень много, чрезвычайно много полезного для этого сделавший. Боец, личность, коих, к сожалению, очень мало.
Небольшое лирическое отступление. В Куйбышев на технологическую практику направили группу студентов мотористов, но без предоставления жилья, как когда-то и мою 240 группу. Для решения этого вопроса я, руководитель практики, выехал на неделю раньше. Неделя на исходе, в понедельник утром приезжают студенты, а жилья нет. За помощью обратился к проректору по учебной работе Куйбышевского авиационного института. Он поинтересовался строительством ХАИ (а молва или слава о ХАИ известна была далеко за его пределами). Я сказал, что был начальником штаба стройки. Проректор пулей помчался доложить ректору об этом. На следующий день, а это уже было время отпусков, в кабинете ректора собралось, надо полагать, руководство института — свободных мест не было. И более часа присутствующие с вниманием слушали мою информацию, задавали много вопросов.
При Н.А. Масленникове единственный из ВУЗов Харькова — ХАИ вошёл в число 20 базовых ВУЗов страны, подчинялся министерству высшего образования СССР, остальные — республиканскому министерству. Кроме того, Н.А. Масленников договорился с МИНОБОРОНЫ СССР, чтобы из ХАИ во время учёбы студентов не брали в армию (из других институтов брали). Были и другие достижения. Например, значительно, в разы увеличились объёмы НИОКР, материальная (учебная и научная) база. Н.А. Масленников практически построил современный ХАИ, но теперь мало кто об этом знает, ветераны на исходе, а историк Геродот вряд ли появится. Было бы справедливо, чтоб его наследники поставили ему памятник и это сделает им честь.
Так вот, работа начальником штаба стройки — тяжёлая работа — трудодни и трудоночи — была весьма полезна для меня. Доселе, почти 30 лет, я жил в Харькове за спиной родителей, не зная больших забот и огорчений — накормят, постирают, вытрут сопли. Хоть маменьким сынком я вроде не был, но и взрослым, думаю, тоже.
Штаб придал уверенности, организаторских навыков, требовательности, умение работать с большими коллективами. И это существенно помогло в будущем. Большая в этом заслуга и Н.А Масленникова. Его положительное воздействие на меня и некоторых членов штаба стройки

Масленников, Нехорошев ХАИ, Рыбачье

Рыбачье - 1970 г.

было наибольшим. Он умел вдохновить, зажечь. Лучше А.С. Пушкина об этом не скажешь: «…он создал нас, он воспитал наш пламень, поставлен им краеугольный камень…». Писано по памяти, может и не совсем точно.

***

ОБРАЩЕНИЕ № 1

Ректору Национального аэрокосмического
университета им. Н.Е. Жуковского
профессору Кривцову В.С.

Уважаемый Владимир Станиславович.

Встретиться с Вами мне не удалось, потому вынужден обратиться письмом.
В этом году исполняется 80 лет со дня создания нашего университета. Это радостная дата для нас, ветеранов ХАИ.
В становление и ускоренное развитие его учебной, научной и материальной базы, жилого и оздоровительного фонда огромный вклад внес ректор института Николай Арсеньевич Масленников.
После известных решений ЦК КПСС и СМ СССР о необходимости примерно трехкратного увеличения специалистов по новой оборонной технике ХАИ был поставлен в чрезвычайно трудные условия с учебными площадями и студенческим жильем. При норме 16 кв. м учебных площадей на одного студента ХАИ имел только 2 кв.м, на дневном отделении занятия проводились в две смены. Обеспеченность общежитиями составляла менее 15% от числа нуждающихся. Благодаря его подвижнической работе, построены радиотехнический, импульсный и два учебных корпуса, спорткомплекс с бассейном, манеж, 47-й и 48-й корпусы, смонтирована и запущена в эксплуатацию сверхзвуковая аэродинамическая труба, газгольдеры, фабрика-кухня, котельная, два дома молодых специалистов, шесть студенческих общежитий, базы отдыха «Рыбачье», «Пролисок» и др. В Советском Союзе только два московских университета, курируемые ЦК КПСС, вели более масштабное строительство. ХАИ строил больше, чем все вместе взятые ВУЗы г. Харькова – третьего города в Советском Союзе по количеству ВУЗов. Хотя и у них были аналогичные проблемы, они с ними не справились.
Маленькое лирическое отступление. В Куйбышев на технологическую практику на-правили группу студентов, но без предоставления жилья. Для решения вопроса я, руководитель практики, выехал на неделю раньше. Неделя на исходе, в понедельник приезжают студенты, а жилья нет. За помощью обратился к проректору по учебной работе КуАИ. Он поинтересовался строительством ХАИ. Я сказал, что был начальником штаба стройки. Проректор пулей помчался доложить об этом ректору, а тот попросил меня зайти к нему завтра. На следующий день в кабинете ректора собралось, надо полагать, руководство института, свободных мест не было, хотя это уже было время отпусков. И более часа присутствующие со вниманием слушали мою информацию, задавали много вопросов.
Благодаря усилиям Николая Арсеньевича, ХАИ – единственный из ВУЗов Харькова, вошел в 20 базовых ВУЗов Советского Союза, за выдающиеся заслуги был награжден орденом Ленина. Только из ХАИ во время учебы студентов не призывали в армию.
Те, кто работал с Николаем Арсеньевичем, помнят его порядочность, честность, умение мыслить по государственному, работать на перспективу. Он был целеустремленным, энергичным, одержимым в работе руководителем, умел рисковать и преодолевать любые объективные и субъективные препятствия ради ХАИ.
Остается все меньше работников университета, работавших под его непосредственным руководством и знавшим его. Те из них, с кем я говорил, были согласны со мной в оценке его деятельности.
Считаю своим гражданским долгом обратиться к Вам с просьбой увековечить память Николая Арсеньевича Масленникова и установить на главном корпусе университета мемориальную доску с его барельефом.

Б. Нехорошев
19.04.2010 г.

Также читайте:

НЕХОРОШЕВ Борис Георгиевич, начальник штаба стройки ХАИ 1968, 1969 г.г., директор лагеря ХАИ в пос.Рыбачье 1972г.: 3 комментария

  1. Александр Горбунов, 2-ой факультет, 1979 г. выпуска (Тюмень) говорит :

    Это здорово! Я с волнением прочитал рассказ Б.Г. Нехорошева о роли Масленникова в жизни института. Это был именно руководитель, который сделал ХАИ таким, в который я поступил на ПО в 1972 году. Если бы не ПО, я бы не стал хаёвцем, как и многие тысячи других, которые мечтали об авиации. Была страна и хаёвцы разъезжались по всему Союзу, и авиационная промышленность была нужна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>