КОЖУХОВ Валерий Дмитриевич, начальник ВЦ ХАИ

Кожухов В.Д. ХАИ Я познакомился с Николаем Арсеньевичем Масленниковым в апреле 1968 г. когда по рекомендации нашего Учителя и научного руководителя академика Владимира Логвиновича Рвачева, мы, молодые кандидаты наук, Борис Николаевич Борисенко и я, Кожухов Валерий Дмитриевич, пришли в ХАИ устраиваться на работу.

9 апреля 1968 г. Б.Н. Борисенко, в то время зав. кафедрой высшей математики Харьковского танкового училища, и я, начальник студенческого проектно конструкторского бюро Харьковского института радиоэлектроники, шли на переговоры к ректору ХАИ. Шли через «выставку» (Выставка достижений народного хозяйства в те годы располагалась в лесопарке). День был тёплый, солнечный, сняли пиджаки, и, надо же, пролетавшая ворона сильно испачкала белую парадную рубашку Б.Н. Борисенко. Времени сменить рубашку не было, так и пришли к ректору. Извинились. На что Николай Арсеньевич в шутку заметил, что хорошее дело начинается с хорошего предзнаменования.

Перед нами было поставлено две задачи.
Основать кафедру прикладной математики с целью внедрения в учебный процесс и научные исследования ХАИ методов дискретной математики и для достижения этой цели создать соответствующий вычислительный центр.

Первыми нашими действиями были командировки за опытом в МИФИ, МВТУ им. Баумана, МГУ, МАИ и т.д., где мы ознакомились с программами по дисциплинам «прикладная математика», «методы вычислений», «численные методы математической физики» и многими другими. С сентября 1968 г. кафедра начала проводить учебные занятия.
Параллельно был проведен анализ состояния научных исследований, проводимых на кафедрах и в лабораториях института, для определения их потребностей в средствах вычислительной техники. Был составлен соответствующий документ – толстенное обоснование к заявке в Госплан на получение наряда на ЭВМ БЭСМ-4. Николай Арсеньевич «подкрепил» заявку письмами от шести министерств, на предприятия которых распределялись наши выпускники и письмами поддержки от Генеральных конструкторов А.Н.Туполева, О.К.Антонова, С.В.Ильюшина.
В Госплан поехали втроем: Б.Н. Борисенко, А.И. Лопатин (тогда помощник ректора) и я. В Госплане на нас замахали руками БЭСМ-4 (на тот момент самая мощная из выпускаемых в СССР машин) распределяются только ведущим КБ оборонной отрасли. Предложили съездить в министерство Военно-морского флота СССР и посмотреть машину “Раздан”, мол, она по структуре и мощности аналог БЭСМ-4. Они позвонили в министерство, заказали нам пропуска, и мы с Б.Н. Борисенко поехали. Прибыв к морякам, конечно, не с пустыми руками, представились (здесь уместно заметить, что Борис Николаевич в прошлом капитан-лейтенант ВМС, а я рулевой и сигнальщик надводных кораблей), быстро нашли с ними общий язык, выпили «за тех, кто в море» и выяснили, что машина «сырая», уточнили некоторые неприятные особенности изделия и, приехав в Госплан, доложили о результатах инспекции.
Стали убеждать чиновников, перелистывая свой том обоснований, ссылаясь на важность выполняемых в институте работ, сроки которых, мол, регламентированы, а когда предъявили наши солидные письма, они сдались и выписали нам наряд. Срок ввода в эксплуатацию ЭВМ был определен 31 декабря 1968 г., что было записано отдельной строкой в Государственном плане СССР.
Приехав в Харьков, доложили Николаю Арсеньевичу. Был конец мая 1968 г. В начале июня я съездил в г. Ульяновск, отгрузил машину. Там ко мне обратился бригадир бригады наладчиков А.В. Кравченко с просьбой взять его и специалиста по оперативной памяти БЭСМ Т.Н. Сабокарь на работу к нам. Поскольку инженеров электронщиков для обслуживания ЭВМ у нас еще не было (я был один), заполучить таких высококлассных специалистов было бы неплохо. Загвоздка – им нужно было жильё и харьковская прописка. Николай Арсеньевич эти вопросы решил.
Осталась проблема – помещение. Для такой ЭВМ нужно было порядка пятисот квадратных метров. Желательны были фальшполы, кондиционирование, необходим был силовой кабель не менее, чем на 35 киловатт. Н.А. Масленников решил, что ЭВМ нужно устанавливать в восточной части радиокорпуса, на первом этаже, строительная готовность которого на то время была примерно 10%. Мне было ясно, что строители потратят не менее года на окончание строительства корпуса и что сроки запуска ЭВМ будут сорваны. Я сомневался, но Николай Арсеньевич настаивал и определил меня в штаб стройки с широкими полномочиями. Следует сказать, что в ХАИ в то время функционировала ударная комсомольская стройка, где трудились студенты в помощь строителям – строили корпуса: 2-й учебный, легкоатлетический манеж, спорткомплекс с бассейном, радиокорпус, импульсный корпус, комплекс сверхзвуковой аэродинамической трубы (кстати, таких комплексов в СССР было всего два), строились жилые дома для молодых специалистов, студенческие общежития…
Часть радиокорпуса, где планировалось разместить вычислительный центр, удалось закончить только к концу ноября, однако, строители не смонтировали теплотрассу.
20 декабря пришла правительственная телеграмма, в которой предлагалось сообщить о ходе работ по вводу в эксплуатацию БЭСМ-4. Николай Арсеньевич решил на неё не отвечать.
25 декабря пришла вторая правительственная телеграмма – с вызовом ректора института и ответственного за установку ЭВМ с отчётом в Госплан. Н.А.Масленников вызвал меня и спросил: «Что можно сделать?» Я ответил: «Чтобы что-то сделать, нужны помещения». – «Пошли». Пришли в самолетный корпус, Николай Арсеньевич открыл помещение неработающей столовой: «Годится?» Да, но… в помещении окно раздачи, печь, в других комнатах – мясорубки, тестомесилки, емкости для мытья посуды, разделочные столы, в зале – столы, стулья, посуда… Словом столовая – только без персонала и посетителей. Естественно, ни силового кабеля, ни розеток, ни фальшполов – столовая. И 25 декабря… Николай Арсеньевич позвонил секретарше и через десять минут в зале стояли начальники всех хозяйственных служб и начальник военной кафедры генерал Н.И. Добролетов. Н.А. Масленников сказал: «Здесь нужно быстро сделать помещение для вычислительного центра. Что нужно делать – я не знаю. Знает вот этот молодой человек. Он будет давать вам распоряжения от моего имени. Исполняйте быстро и точно. Я буду спрашивать у него, как идут дела и, не дай бог, он на вас пожалуется». С тем и ушел.
Я объяснил каждому задачу и работа закипела. Генерал позвонил на кафедру, пришли два взвода крепких парней под руководством офицеров: «Что делать?» – «Ребята, столовая была хорошая?» – «Не очень». – «Ломай!» «Как?» – «Да вот так!» И стал расшатывать трубу – ограждение для очереди. – «Но оборудование не портить, аккуратно складировать вон в то помещение. Печь разобрать, духовку, колосники, жаронагревательную поверхность тоже заскладировать. Работаем!» И понеслось. Закончилась пара. Пришли другие, продолжили. Выкопали траншею к подстанции, протянули кабель. Сбили кафель, в штукатурке пробили штрабы, заложили провода для розеток и освещения. Тут же штукатуры затирали стены и т. д.
Прибежал зав столовой А.Н. Загоскин, стал скандалить, я послал его… к ректору.
Через два часа появилась комиссия из обкома профсоюза – как же ломают столовую! Пришел Николай Арсеньевич. Комиссия не поверила, что пару часов назад здесь была столовая. Загоскину сказали, что на работу нужно ходить, что здесь уже по крайней мере две недели ведутся работы. Н.А. Масленников из-за спины комиссии показал мне поднятый большой палец – мол, молодец и ушел.
28 декабря мы вчетвером я, А.В. Кравченко инженер П.П. Щусь и бульдозерист к 19 часам закончили по снежной каше транспортировку ящиков с оборудованием. На следующий день начали монтаж.
Когда 5 января приехала злая комиссия из Госплана, у нас уже шли тестовые задачи. 13 января мы подписали акт сдачи машины в эксплуатацию.
Обошлось без выговоров. Правда, и без премий.
А 16 января 1969 г. был подписан приказ № 40 о создании вычислительного центра ХАИ.
Приказ ВЦ ХАИ
Через год мы поставили ЭВМ БЭСМ-4м, затем ЕС 1020, ЕС 1022, ЕС 1033, ЕС 1060. Ввод всех этих машин был записан отдельными строками в государственных планах СССР.
Кроме того, было много других ЭВМ таких как Мир, Мир 2, Наири, Проминь, и др.
Так создавалась база для компьютеризации в ХАИ.

БЭСМ 4 ХАИ

ПУЛЬТ БЭСМ-4


БЭСМ 4 ХАИ

Главная стойка БЭСМ-4


И СОБРАЛИСЬ ПЕРЕД МАШИНОЙ
ВСЕ ТЕ, КТО ТАК ЕЕ ЛЮБИЛ,
КТО КАЖДОЙ МАЛЕНЬКОЙ ПРУЖИНЕ
ОТДАЛ ДУШЕВНЫХ МНОГО СИЛ.

Также читайте:

КОЖУХОВ Валерий Дмитриевич, начальник ВЦ ХАИ: 3 комментария

  1. Потрясаюзще точное, документальное и яркое изложение событий тех лет! Я на все это тогда мог смотреть лишь с позиции студента 1 курса радио технического факультета, тогда обучался по замечательной специальности «системы автоматического управления летательных аппаратов» Поступили мы в ХАИ именно в 1968 году и с сентября этого памятного года все дисциплины математического профиля нам читали преподаватели именно кафедры прикладной математики, с которой в дальнейшем стала связанна и моя жизнь, творчество, успехи. Отдельно о Валерии Дмитриевиче Кожухове. Тогда, в период обучения, для нас это была совершенно легендарная личность, с которой была связана воистину настоящая информационная революция в ХАИ. Даже из этой его краткой статьи уже можно и сегодня почувствовать, какое это было тяжелое дело с организационной, хозяйственной стороны, но прошу не забыть и учебно- научную сторону, ради чего все это делалось. И Дмитриевич был не просто молодец, а очень талантливый, иногда очень вредный и требовательный. Он — начальник от Бога, чем бы ни занимался. Теперь прошло много времени: мне посчастливилось работать под его руководством, когда он некоторое время заведовал кафедрой прикладной математики. Ту свою, своеобразную, но очень полезную и в конечном итоге результативную систему плановости, требовательности и организованности, которую он привнес в работу кафедры, я часто вспоминал в разных жизненных ситуациях с благодарностью Кожухову за эту небольшую «школу» практической части научного менеджмента, о существовании которого мы не догадывались, у нас это по другому называлось и понималось. Хочется поблагодарить уважаемого основателя нашей вычислительной эпохи в ХАИ Кожухова Валерия Дмитриевича, пожелать ему здоровья и больших успехов, так как я не сомневаюсь, что и сейчас он в активном жизненном процессе, как всегда! Прошу передать ему самые наилучшие пожелания!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *