ЧИРВА Александр Григорьевич, начальник ОКС ХАИ

Чирва А.Г. ХАИМасленников Николай Арсеньевич родился в 1916 году.
До войны учился в Харьковском авиационном институте.
Во время войны был уполномоченным ЦК по заготовке зерновых для армии.
После войны был секретарем Киевского райкома партии в г. Харькове.
На какой бы должности не был Н.А. Масленников – своим идеологическим принципам он не изменял… Тогда практиковалось особое снабжение руководящего состава. В первый же день работы Масленникова в райкоме партии в кабинет зашел ответственный по материальному снабжению, чтобы уточнить способ доставки продовольственной корзины – в руки или домой. В ответ Николай Арсеньевич резко попросил с подобными вопросами впредь к нему не обращаться. Неудобный был человек Масленников для системы…
В шестидесятые годы работал ректором Харьковского авиационного института, где особенно раскрылся его талант руководителя, воспитателя молодежи в духе беззаветного служения Родине, народу.
После Постановления ЦК КПСС в 1961 году о переходе от авиационной технике в вооружении армии на ракетную технику стал инициатором в подготовке специалистов для новой техники. Харьковский авиационный институт резко повысил прием студентов – с 2-х тысяч студентов института до 7,5 тыс. студентов благодаря патриотическому призыву, за счет притока на 2-3 курсы со всех ВУЗов Харькова.
Резкое увеличение студентов требовало увеличение учебных площадей, научных лабораторий для новых специальностей, общежитий для студентов, жилья для преподавателей и аспирантов, территорий для спортивно-оздоровительной работы среди студентов.
Так при норме 6,5 кв.м на одного студента не хватало более 3-х тысяч студенческих мест, при норме 18 кв.м на студента учебных площадей приходилось всего лишь 2 кв.м.
Очередь на получение жилья среди преподавателей и аспирантов в профкоме была более 200.
Кроме того, нужны были научные лаборатории, здания для новых факультетов.
Необходимо было подвести новые инженерные сети водопровода, канализации, электроснабжения, газоснабжения, теплофикации, нужна была новая котельная с сетями теплоснабжения.
Ректор выступил инициатором разработки генерального плана института. Сначала был привлечен к этой цели ГИПРОАВИАПРОМ, а затем с передачей Харьковского авиационного института в систему Министерства образования СССР разработкой генплана института и проектирование отдельных корпусов стал заниматься ГИПРОВУЗ (Харьковский филиал).
Для осуществления поставленной задачи требовалось финансирование.
Ректор наладил хорошие деловые отношения с министром высшего образования СССР Елютиным В.П., первым заместителем министра Красновым Н.Ф., заместителем министра Егоровым Н.С., что благоприятствовало понимаю в вопросе финансирования строительства объектов института.
Резкое увеличение количества студентов требовало быстрого строительства учебных корпусов и общежитий.
По существующему в то время законодательному порядку необходимо было обсчитать весь объем строительства по генеральному плану и финансировать строительство с разбивкой по пусковым комплексам, а это превышало 50 млн. рублей и требовало утверждения в ЦК КПСС и Совете министров СССР. Такая работа по утверждению генплана могла продолжаться свыше 5 лет, которых у института не было.
Ректор принял решение пойти другим путем. Утверждать каждый отдельный объект в министерстве стоимостью до 3-х млн. руб. и начинать его строительство. Это в какой-то мере не соответствовало законодательству, но благодаря поддержке руководства министерства удалось осуществить. Большую роль сыграла личная дружба Масленникова с первым зам. министра Красновым Н.Ф. Особенно способствовало их сближению и дружбе поездка ректора в составе делегации на всемирную выставку в Монреаль.
Н.А. Масленникову очень не хватало профессионалов в строительстве. Ректор института городского хозяйства порекомендовал меня для работы в ХАИ. Масленников долго со мной разговаривал, посвящая в свои планы.
Зачислен я на работу в ХАИ 02.04.1968 г.
Одной из важных подсказок на тот период было предложение о введении объектов по частям, поскольку на момент моего прихода в ХАИ было огромное количество объектов, не доведенных до сдачи. Например, ввели корпус К-2 без высотной части и кинозала, что позволило использовать учебные помещения, или спортивный корпус – без бассейна, что позволило заработать спортсекциям в новых помещениях.
С 19 до 20 ежедневно были у нас встречи в кабинете ректора, на которых вырабатывалась тактика работы.
Конечно, Масленников был заводила всего строительства. Только при нем возможны были такие феномены, как в 1969 году отряд из 70 студентов построил за 3 месяца очистные сооружения в пос. Рыбачье в Крыму.
Его принцип: «давайте жить не сегодняшним днем, а заглянем на 20 лет вперед» давал толчок не только в строительстве, но и в оснащении института новейшим оборудованием. Именно по инициативе Масленникова ХАИ стал первым в Харькове ВУЗом с вычислительным комплексом БСМ-4, для запуска которого ректор в ХАИ переманил Кожухова В.Д.
Способствовало решению поставленных задач и то, что ректор на всех уровнях добился поддержки в объявлении строительства ХАИ «Ударной комсомольской стройкой», сокращением летних каникул на один месяц с использованием этого месяца в течении учебного года для работы дневных факультетов на стройке, а также организации подготовительного отделения для учебы абитуриентов, которым не хватило баллов для поступления с вечерней формой обучения, а в дневное время – работы на стройке в помощь строительным организациям.
Для координации работ выводимых на стройку студентов ректор организовал Штаб ударной комсомольской стройки из числа преподавателей и сотрудников института.
В летнее каникулярное время по инициативе ректора организовывались студенческие строительные отряды по аналогии с отрядами, выежающими на целину, в Сибирь, на Дальний Восток.
На строительство объектов института, благодаря поддержке министерства выделялось по 2-3 млн. руб., которые не удавалось освоить из-за отсутствия рабочей силы в подрядных организациях. С годами пришли к оптимальной цифре 1 млн. руб. освоения строительно- монтажных работ и ввода объектов в эксплуатацию. С принятием такого решения в последующие годы по году успешно осваивались и удавалось вводить от одного до 4-х объектов год.
Первыми объектами строительства после утверждения проектной документации и открытия финансирования стали общежития №№ 2, 4, 5, 6, 7, 8 для студентов, комплекс аэродинамической лаборатории – единственная в Украине (корпус № 48 учебный, газгольдерная, компрессорная, градирня, подвод систем энергоснабжения, водопровода, канализации, теплофикации), импульсная лаборатория со взрывным полигоном, спортивный комплекс с плавательным бассейном, учебно-лабораторный корпус – радиокорпус для 3-го и 5-го факультетов, 2-й учебный корпус с высотной частью и кинозалом (для военной кафедры), летний спортивно-оздоровительный лагерь в пос. Рыбачье в Крыму.
Ввод в действие учебного корпуса К-2 и радиокорпуса, где разместились 3-й и 5-й факультеты, освободило учебные площадки в инженерном и моторных корпусах для 1-го и 2-го факультетов.
Начато строительство учебно-спортивного корпуса площадью 10 тыс кв. м — легкоатлетического манежа, актовый зал на 1200 мест.
Параллельно со строительством корпусов решались энергетические проблемы института – была построена котельная на газе – 3 котла на 8 мегаватт, подведен водопровод диаметром 1000 мм, построены 2 резервуара воды на 2 тыс. кубических метров. Прокладка кабеля с электроподстанции поселка Жуковского, позволило институту получить 10 тысяч кВт электроэнергии (до этого было 1 тыс. кВт).
Стал вопрос о размещении еще 3-х общежитий по 1000 мест, столовой на 676 мест, Действующие на тот момент правила СНиП II-Л.6-67, п. 2.2 (строительные нормы и правила) не разрешали разрывать жилую зону. Переговоры с администрацией ИРЭ НАНУ о передаче жилых домов, расположенных по ул. Академика Проскуры, на баланс ХАИ для использования их под общежития студентов были безуспешны. Но нам с ректором удалось убедить архитекторов города, и была выделена площадка под строительство так называемой «китайской стены» – общежития №№10, 11, 12. А снегопад 1973 года, когда вынуждены были подвозить хлеб на бронетранспортерах, подсказал необходимость строительства овощехранилища на той же территории.
В результате проведенной работы по строительству учебно-лабораторных корпусов площадь на одного студента поднялась с 2 кв. м до 16 кв. м.
Общежитиями были охвачены 100% нуждающихся, которые раньше жили на уголках в частном секторе.
С вводом в эксплуатацию учебно-спортивного корпуса решилась проблема учебно-спортивных занятий в течение круглого года.
В институте были проложены дороги ко всем корпусам, установлены памятники и образцы самолетов на постаментах, был приведен в порядок открытый стадион возле общежитий по улице Чкалова и др.
Особое значение ректор уделял отдыху студентов.
Благодаря хорошим отношениям с министром высшего и среднего образования СССР Елютина Вячеслава Петровича, который в свою очередь дружил с министром обороны СССР Мельяновским Радион Яковлевичем, удалось включить в план войсковой части 73515 строительство объектов спортивно-оздоровительного лагеря в поселке Рыбачьем Алуштинского района в Крыму.
Как и подрядчики в Харькове, военные строители выделяли по 2-3 специалиста-строителя и прораба, а основная сила была – студенческие строительные отряды от 25 до 70 студентов.
Так 1-й спальный корпус нельзя было принять в эксплуатацию из-за отсутствия канализационных очистных сооружений. Это комплекс из насосной станции с напорной
канализацией, приемной станцией с песколовкой, первичными отстойниками, биофильтром, вторичными отстойниками, полями фильтрации, инженерных систем электроснабжения, водопровода, химлаборатории, благоустройства,.
Эти сооружения удалось построить за один сезон 1969 года, что дало возможность ввести в эксплуатацию1-й спальный корпус и дало толчок для строительства 2-го спального корпуса, столовой на 400 мест.
Таким образом, 20% студентов получили возможность отдыхать, что отвечало действующим правилам по оздоровлению студентов.
Все эти успехи не давали покоя завистникам. Почти на каждом ученом совете по четвергам профессурой поднимался вопрос о прекращении использования студентов на стройке, что это вносит хаос в процесс обучения. Но ректор призывал заглянуть вперед: «Да, сейчас трудно и студентам, и преподавателям, но закончится строительство, и студенты будут учиться в более оснащенных лабораториях, слушать лекции в просторных аудиториях, будут жить в общежитиях, а ученые ХАИ получат более высокие возможности для научных исследований» Но…играли амбиции и у партийных работников, которые стали ставить «палки в колеса» ректору, приписывая ему разные правонарушения и отклонения от законов. Да, и сама фигура Масленникова, постоянно выступающего с критикой на партконференциях любого уровня, была выпадающей из системы партократии.
Результатом этой подковерной игры стало снятие в 1976 году Масленникова Н.А. с должности ректора на парткоме ХАИ.

Но корень современного ХАИ Н.А. Масленников заложил.
Я проработал в ХАИ 32 года. Работал с разными ректорами и могу ответственно констатировать: не было бы Масленникова – столь масштабного строительства в институте не было бы.

P.S. Да, и при столь огромных объемах строительства дачу Масленников Н.А. себе не построил ни в Харьковской области, ни в Крыму, да и ремонт в квартире, где жил, не сделал…

 НЕХОРОШЕВ Борис Георгиевич, начальник штаба стройки ХАИ 1968, 1969 г.г., директор лагеря ХАИ в пос.Рыбачье 1972г.

МЫ ИЗ ХАИ. 50-летию окончания ХАИ посвящается. – Запорожье: «Мотор Сич», 2012 г. – 329 с.

стр. 143

НЕХОРОШЕВ БОРИС ГЕОРГИЕВИЧ
Группа 240, 250, 260

Нехорошев Борис ХАИ… Другим важным событием была работа в штабе стройки. В подавляющем большинстве ВУЗов, включая ХАИ, ощутимо, катастрофически не хватало жилья для студентов и сотрудников, учебных и производственных зданий, сооружений, баз отдыха. А решить проблему в то время удалось лишь ХАИ да нескольким столичным ВУЗам, курируемым ЦК КПСС, например, МГУ. И в этом колоссальная заслуга организатора и активнейшего участника строительства всего комплекса ХАИ — ректора Николая Арсеньевича Масленникова (1962-1976 гг.). По его инициативе, активном руководстве и большой помощи под флагом ударной комсомольской стройки в ХАИ началось энергичное строительство. Из сотрудников института в 1966 году был создан штаб стройки, состав которого менялся сначала через 2 месяца, потом через 4, а потом, начиная с меня, примерно через год. Учебный процесс организован был так, что практически все студенты, кроме дипломников, в соответствии с заранее разработанным планом выводились на стройку: зимой 100 — 150 человек, летом 700 — 800 человек и более в зависимости от объёма работ. От строительных организаций удавалось с боем «выбивать» небольшое количество строительных рабочих и техники, остальное — студенты. Чтобы получать в необходимом количестве стройматериалы и оборудование, нередко дефицитное, на заводы также приходилось посылать студентов. Тяжёлое это было дело, малопроизводительное, как при строительстве египетских пирамид, зарплата студентов была низкой, часто символичной, но это была единственная возможность снять проблему, для других ВУЗов оказавшейся непосильной. ХАИ строил больше, чем все остальные ВУЗы г. Харькова вместе взятые.
Надо отдать должное комсомольской организации ХАИ, в то время ещё не деморализованной «демократическими» извращениями. Активно работали факультетские бюро, комитет комсомола института (секретари Ю. Черников, А. Гребенников). С ними сравнительно легко решались многие вопросы. Заметную помощь строительству оказывал и проректор по административно-хозяйственной деятельности Д.М. Трунов — умелый, энергичный, деловой руководитель, сделавший много полезного для института. Строительство успешно шло несмотря на мощное противодействие первого секретаря Харьковского обкома партии И.З. Соколова, который из-за личной мелочной неприязни к нашему ректору во что бы то ни стало старался «сбросить» его с должности. Комиссия за комиссией, а серьёзных нарушений нет. Ректора, насколько было возможно, поддерживал очень авторитетный министр высшего образования СССР В.П. Елютин. Но, когда Соколов стал вторым секретарём ЦК КПУ, чёрное дело ему удалось довести до конца не без активной помощи «серого кардинала» — секретаря парткома ХАИ Мелекесцева. И партком ХАИ, за редким исключением, оказался не на высоте. На его членов сильное давление оказали присутствовавшие на заседании секретарь Киевского райкома партии и секретарь обкома. Было объявлено, что вопрос о снятии ректора решён. Большинство членов парткома со страху наложило в штаны, малая часть свела счёты с ректором, кое кто хотел сам стать ректором, проголосовав «как надо», и им стал Кононенко. Против снятия ректора проголосовали проректор Д.М. Трунов и начальник военной кафедры А.Ф. Сарбеев.
Ректора сняли и вскоре он умер. Д.М. Трунов вынужден был из института уйти.
Н.А. Масленников был настоящим патриотом ХАИ, не жалевшим живота своего за его процветание, очень много, чрезвычайно много полезного для этого сделавший. Боец, личность, коих, к сожалению, очень мало.
Небольшое лирическое отступление. В Куйбышев на технологическую практику направили группу студентов мотористов, но без предоставления жилья, как когда-то и мою 240 группу. Для решения этого вопроса я, руководитель практики, выехал на неделю раньше. Неделя на исходе, в понедельник утром приезжают студенты, а жилья нет. За помощью обратился к проректору по учебной работе Куйбышевского авиационного института. Он поинтересовался строительством ХАИ (а молва или слава о ХАИ известна была далеко за его пределами). Я сказал, что был начальником штаба стройки. Проректор пулей помчался доложить ректору об этом. На следующий день, а это уже было время отпусков, в кабинете ректора собралось, надо полагать, руководство института — свободных мест не было. И более часа присутствующие с вниманием слушали мою информацию, задавали много вопросов.
При Н.А. Масленникове единственный из ВУЗов Харькова — ХАИ вошёл в число 20 базовых ВУЗов страны, подчинялся министерству высшего образования СССР, остальные — республиканскому министерству. Кроме того, Н.А. Масленников договорился с МИНОБОРОНЫ СССР, чтобы из ХАИ во время учёбы студентов не брали в армию (из других институтов брали). Были и другие достижения. Например, значительно, в разы увеличились объёмы НИОКР, материальная (учебная и научная) база. Н.А. Масленников практически построил современный ХАИ, но теперь мало кто об этом знает, ветераны на исходе, а историк Геродот вряд ли появится. Было бы справедливо, чтоб его наследники поставили ему памятник и это сделает им честь.
Так вот, работа начальником штаба стройки — тяжёлая работа — трудодни и трудоночи — была весьма полезна для меня. Доселе, почти 30 лет, я жил в Харькове за спиной родителей, не зная больших забот и огорчений — накормят, постирают, вытрут сопли. Хоть маменьким сынком я вроде не был, но и взрослым, думаю, тоже.
Штаб придал уверенности, организаторских навыков, требовательности, умение работать с большими коллективами. И это существенно помогло в будущем. Большая в этом заслуга и Н.А Масленникова. Его положительное воздействие на меня и некоторых членов штаба стройки

Масленников, Нехорошев ХАИ, Рыбачье

Рыбачье - 1970 г.

было наибольшим. Он умел вдохновить, зажечь. Лучше А.С. Пушкина об этом не скажешь: «…он создал нас, он воспитал наш пламень, поставлен им краеугольный камень…». Писано по памяти, может и не совсем точно.

***

ОБРАЩЕНИЕ № 1

Ректору Национального аэрокосмического
университета им. Н.Е. Жуковского
профессору Кривцову В.С.

Уважаемый Владимир Станиславович.

Встретиться с Вами мне не удалось, потому вынужден обратиться письмом.
В этом году исполняется 80 лет со дня создания нашего университета. Это радостная дата для нас, ветеранов ХАИ.
В становление и ускоренное развитие его учебной, научной и материальной базы, жилого и оздоровительного фонда огромный вклад внес ректор института Николай Арсеньевич Масленников.
После известных решений ЦК КПСС и СМ СССР о необходимости примерно трехкратного увеличения специалистов по новой оборонной технике ХАИ был поставлен в чрезвычайно трудные условия с учебными площадями и студенческим жильем. При норме 16 кв. м учебных площадей на одного студента ХАИ имел только 2 кв.м, на дневном отделении занятия проводились в две смены. Обеспеченность общежитиями составляла менее 15% от числа нуждающихся. Благодаря его подвижнической работе, построены радиотехнический, импульсный и два учебных корпуса, спорткомплекс с бассейном, манеж, 47-й и 48-й корпусы, смонтирована и запущена в эксплуатацию сверхзвуковая аэродинамическая труба, газгольдеры, фабрика-кухня, котельная, два дома молодых специалистов, шесть студенческих общежитий, базы отдыха «Рыбачье», «Пролисок» и др. В Советском Союзе только два московских университета, курируемые ЦК КПСС, вели более масштабное строительство. ХАИ строил больше, чем все вместе взятые ВУЗы г. Харькова – третьего города в Советском Союзе по количеству ВУЗов. Хотя и у них были аналогичные проблемы, они с ними не справились.
Маленькое лирическое отступление. В Куйбышев на технологическую практику на-правили группу студентов, но без предоставления жилья. Для решения вопроса я, руководитель практики, выехал на неделю раньше. Неделя на исходе, в понедельник приезжают студенты, а жилья нет. За помощью обратился к проректору по учебной работе КуАИ. Он поинтересовался строительством ХАИ. Я сказал, что был начальником штаба стройки. Проректор пулей помчался доложить об этом ректору, а тот попросил меня зайти к нему завтра. На следующий день в кабинете ректора собралось, надо полагать, руководство института, свободных мест не было, хотя это уже было время отпусков. И более часа присутствующие со вниманием слушали мою информацию, задавали много вопросов.
Благодаря усилиям Николая Арсеньевича, ХАИ – единственный из ВУЗов Харькова, вошел в 20 базовых ВУЗов Советского Союза, за выдающиеся заслуги был награжден орденом Ленина. Только из ХАИ во время учебы студентов не призывали в армию.
Те, кто работал с Николаем Арсеньевичем, помнят его порядочность, честность, умение мыслить по государственному, работать на перспективу. Он был целеустремленным, энергичным, одержимым в работе руководителем, умел рисковать и преодолевать любые объективные и субъективные препятствия ради ХАИ.
Остается все меньше работников университета, работавших под его непосредственным руководством и знавшим его. Те из них, с кем я говорил, были согласны со мной в оценке его деятельности.
Считаю своим гражданским долгом обратиться к Вам с просьбой увековечить память Николая Арсеньевича Масленникова и установить на главном корпусе университета мемориальную доску с его барельефом.

Б. Нехорошев
19.04.2010 г.

 ХАИ, КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛ Н.А. МАСЛЕННИКОВ

Масленников Н.А. ХАИ

19.12.1916 - 1986 (фото из архива семьи, 1966 г.)

Общежитие № 4 ХАИ
Общежитие № 4 на 400 мест (1962 г.)

Общежитие № 5 ХАИ
Общежитие № 5 на 400 мест (1963 г.)

ДМС № 1 ХАИ
ДМС № 1 на 60 квартир (1963 г.)

Общежитие № 6 ХАИ
Общежитие № 6 на 400 мест (1964 г.)

Фабрика-кухня ХАИ
Фабрика-кухня на 318 посадочных мест (1964 г.)

Общежитие № 7 ХАИ
Общежитие № 7 (1967 г.)

Общежитие № 8 ХАИ
Общежитие № 8 (1968 г.)

Общежитие № 9 ХАИ
Общежитие № 9 (1968 г.)

Учебный корпус К-2 ХАИ
Учебный корпус К-2 (1968 г.)

Корпус № 48 ХАИ
Корпус № 48 (1968 г.)

Спальный комплекс № 1, Рыбачье, ХАИ
Спальный комплекс № 1 на 180 мест в пос. Рыбачьем, Крым (1969 г.)

Спорткомплекс ХАИ
Спорткомплекс (1968 г.)

Типография ХАИ
Типография (1969 г.)

ДМС № 2 ХАИ
ДМС № 2 (1969 г.)

Вычислительный центр ХАИ
Вычислительный центр (1969 г.)

Котельная ХАИ
Котельная (1969 г.)

Бассейн ХАИ
Бассейн (1970 г.)

Центрально-распределительная подстанция (ЦРП) ХАИ
Центрально-распределительная подстанция (ЦРП) (1971 г.)

Радиокорпус ХАИ
Радиокорпус (1971 г.)

Компрессорная станция ХАИ
Компрессорная станция (1972 г.)

Градильня ХАИ
Градирня (1972 г.)

Газгольдерная ХАИ
Газгольдерная (1972 г.)

Резервуар воды ХАИ
Стокубовый резервуар воды (1972 г.)

Служебное строение полигона для взрывов (1972 г.)

Очистные сооружения в пос. Рыбачьем, Крым (1972 г.)

Сверхзвуковая аэродинамическая лаборатория ХАИ
Сверхзвуковая аэродинамическая лаборатория (1973 г.)

Импульсный корпус ХАИ
Импульсный корпус (1973 г.)

Общежитие № 10 ХАИ
Общежитие № 10 (1974 г.)

Спальный комплекс № 2 на 180 мест в пос. Рыбачьем, Крым (1974 г.)

Столовая в СОЛ в пос. Рыбачьем, Крым, ХАИ
Столовая в спортивно-оздоровительном лагере в пос. Рыбачьем, Крым (1976 г.)

Спортманеж ХАИ
Начато строительство спортманежа (1978 г.)

Начато строительство лагеря отдыха «Пролисок» (1978 г.)

Начато строительство общежития № 11 (1977 г.)

Начато строительство ДМС № 3 (1978 г.)

РЕАЛИЗОВАНЫ ДО ЗАВЕРШЕНИЯ ПРОЕКТЫ Н.А.МАСЛЕННИКОВА

Лаборатория ОЛАТЕМА (1979 г.)

Актовый зал на 1200 мест (1980 г.)

Административное здание и центральная проходная (1980 г.)

Столовая на 676 посадочных мест (1981 г.)

Овощехранилище (1981 г.)

Склад ЦДМ (1093 г.)

Общежитие № 12 (1983 г.)

Спортивно-оздоровительный лагерь в пос. Рыбачьем, Крым (1979 г.)

Перечень объектов и года постройки на основе «Національний аерокосмічний університет ім. Н.Є. Жуковського «Харківський авіаційний інститут» – Харків: Нац. аерокосм. Ун-т «Харк. авіац. ін-т», 2005.-656 с. с уточнениями.

Фотографии предоставлены С. ГЛУЩЕНКО, 2-ой факультет, 1975 г. выпуска.
Бесконечное спасибо)))

 МАСЛЕННИКОВ Николай Арсеньевич (1916-1986). Ректор Харьковского авиационного института 1962-1976

http://library.khai.edu/pages/rektors/rector8.html
Что отличало Николая Арсеньевича как руководителя? Естественно, он уделял первостепенное внимание материально-технической базе института, строительству новых корпусов, общежитий, спортивных сооружений. Благодаря ему появилась база отдыха в Крыму. В мае 1966 года ректор добивается, чтобы институт был включен в список важнейших строек и в состав 25 базовых вузов СССР, которые подчинялись непосредственно Минвузу СССР. А это давало огромные преимущества и открывало новые горизонты развития вуза.
Новый статус вуза дал толчок к развитию науки. Создаются госбюджетные и проблемные лаборатории (1962 и 1963 гг.), отраслевые лаборатории Министерства авиационной промышленности СССР ( соединений повышенного ресурса, долговечности). Научная база института привлекает внимание и других министерств. В 1966 году в ХАИ начал работать Ученый специализированный совет по защите кандидатских, в 1969 году – докторских диссертаций. Сам Николай Арсеньевич активно занимался научной деятельностью. Список его изобретений научно-методических работ превышает 70 наименований, из них 9 учебных пособий, 21 статья.
Николай Арсеньевич внес огромный вклад в развитие ХАИ, сделав ВУЗ одним из самых престижных в бывшем СССР. ВУЗ стал вровень с такими учебными заведениями, как Московское высшее техническое училище им. Баумана. Молодежь всего СССР стремилась приехать учиться в Харьков, в ХАИ, несмотря на то, что учится здесь мог далеко не каждый – настолько высок и сложен был уровень учебных и научных программ.

  • Страница 4 из 4
  • <
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4