ОБ УДИВИТЕЛЬНОМ ХАЕВЦЕ-ПУТЕШЕСТВЕННИКЕ

ЦИПУН Иван, 4-й факультет, 2008 г. выпуска (Украина, Днепропетровск)

После окончания ХАИ в 2008 году, 4й факультет, был направлен в КБ «Южное» г. Днепропетровск, где работаю начальником группы. Путешествия всегда интересовали и как-то раз я зашел на сайт «Союз Кругосветчиков России» (http://skr2.ru), где увидел информацию о В.И. Лысенко. Информация была удивительна не только невероятными достижениями в путешествиях, а и тем, что В.И. Лысенко — ХАЕВЕЦ!
Достижения Лысенко В.И. следующие:
– первым в мире сплавился на катамаране по горным рекам, стекающим со всех четырнадцати восьмитысячников и самых высоких вершин всех континентов (кроме Антарктиды);
– совершил первое в истории двойное автомобильное кругосветное путешествие по оригинальному маршруту – через крайние точки всех (кроме Антарктиды) континентов, проехав 160 тыс.км;
– совершил кругосветное путешествие на велосипеде, проехав 41,8 тыс.км;
– совершил кругосветное путешествие по экватору (с отклонением от него не более 2-х градусов). Было пройдено (на моторном судне, яхте, автомобиле, велосипеде, пешком и на каяке) по экватору 40 076 км;
– спустился на дно шахты в ЮАРе на глубину 3,5 км, затем на автомобиле проехал от ЮАРа до Москвы и сделал серию подъемов на самолете на высоту 11-16,5 км. Максимальный перепад высот на маршруте (со дна шахты в стратосферу) составил 20 км;
– посетил все 195 стран мира (193 члена ООН и 2 наблюдателя).
За 25 лет разнообразных и удивительных путешествий он издал пять книг.
(1) «На катамаране с высочайших вершин мира»
http://www.veslo.ru/2001/othet/vershina/lysenko.html
(2) «Вокруг света на автомобиле»
http://www.vvv.ru/papers/textview.php3?paper=189
(3) «Из недр Земли в стратосферу»
http://www.vvv.ru/papers/textview.php3?paper=769
(4) «Вокруг света на велосипеде»
http://www.vvv.ru/papers/textview.php3?paper=759
(5) «Вокруг света по экватору»
http://www.vvv.ru/papers/textview.php3?paper=685

ЛЫСЕНКО Владимир, 1-й факультет, 1978 г. выпуска (Россия, Новосибирск)
http://skr2.ru
… Родился я 1 января (так что фактически мой день рождения никогда отдельно не отмечается, а как бы проходит в рамках общей кампании встречи Нового года) 1955г. в Харькове, там же закончил среднюю школу No.13 и Харьковский Авиационный Институт (самолетостроительный факультет, специализация – аэродинамика). Хотя был распределен в Дубну (в фирму, занимавшуюся крылатыми ракетами), дипломную работу попросил делать в Сибирском отделении Академии Наук (в Новосибирском Академгородке). Там мне понравилось, там я остался, там же и поступил в аспирантуру.
… Хотя по опыту и совершенным путешествиям я являюсь, конечно же, профессиональным путешественником (в России признаю равным себе лишь Конюхова и Малахова), но всё-таки считаю себя путешественником полупрофессиональным (профессиональный – значит, зарабатывающий этим), так что в свободное от экспедиций время … я – ведущий научный сотрудник Института теоретической и прикладной механики СО РАН, доктор физико-математических наук, занимаюсь сверхзвуковой аэродинамикой. Тема моей кандидатской диссертации (защищенной еще в 1982 г.) была “Устойчивость и переход сверхзвукового пограничного слоя при теплообмене”, а тема докторской диссертации (защищенной в 2002 г.) – “Устойчивость и переход высокоскоростных пограничных слоев и следов”. Имею более 60 научных работ, в том числе в ведущих в мире (по моей тематике) журналах, таких как Journal of Fluid Mechanics (Англия), AIAA Journal (США), Jornal of Mechanical Sciences (Англия) и т.д. Однако наука в моей жизни потихоньку отошла на второй план, и я большую часть времени посвящаю путешествиям или подготовке к ним…

Некоторые интересные эпизоды путешествий Владимира Ивановича:
(Из Эпилога книги «Вокруг света на автомобиле» с ред. И. Ципуна)

«Закончив кругосветное путешествие на автомобиле, я завершил второй в своей жизни этап путешествий. А первый многолетний этап был посвящен рафтингу (сплава по горным рекам), в котором я совершил все, что только можно как-то заформализировать: я сплавился со всех восьмитысячников и самых высоких вершин всех континентов, совершил сплавы-первопрохождения в Китае с двух самых высоких вершин мира — Эвереста и Чогори, спустился по горным истокам двух величайших рек мира — Амазонки и Нила, наконец, установил в Тибете рекорд высокогорности сплава — 5600 м.
Читатели моей первой книги («На катамаране с высочайших вершин мира») знают, с какими опасностями и трудностями мне пришлось при этом столкнуться. А для тех, кто не читал эту книгу, я немного повторюсь.
Осуществление этого грандиозного проекта (посвященного рафтингу) потребовало от меня максимальной отдачи во всех отношениях (физическом, психологическом и т.д.), при этом проведение ряда экспедиций было сопряжено с большим риском. Впрочем, за всю свою походную жизнь я рисковал очень много раз (и не только во время заграничных экспедиций). Приведу лишь несколько примеров.
Много лет назад (когда я еще был студентом) при сплаве по Хандыге в Якутии на реке случился дикий паводок, вызванный непрекращавшимся дождем (как сказали мне на водомерном посту в селении Прижим, за сутки уровень воды в реке поднялся на пять метров). Доселе спокойная река взбесилась. Я со своим напарником Сашей Горбом все же рискнул отправиться в плавание на байдарке. На одном из образовавшихся через прибрежные камни водопадов мы перевернулись, меня затащило под какую-то скалу, и в течение почти двух минут я находился там в кромешной темноте, не зная толком, где верх, где низ, однако не предпринимая активных действий (нас учили в подобной ситуации, чтобы сэкономить кислород в легких, не делать резких движений, пока тебя не «выплюнет» на поверхность). И лишь когда кислород в легких практически иссяк и у меня начались глотательные судороги, я стал отчаянными взмахами рук грести вверх, и мне все-таки удалось выплыть на поверхность. Я начал было глотать спасительный воздух, но тут оказалось, что я всплыл в каком-то мощном струйном пороге, и здоровые валы стали накрывать меня с головой. Но мне повезло: рядом проплывало большое бревно, за которое я успел ухватиться. Однако возникла новая проблема. В те времена было принято сплавляться в прорезиненных охотничьих штанах (приклеенных к сапогам), опоясанных резиновым ремнем (чтобы внутрь штанов не попадала вода). Но за две минуты пребывания под водой последняя все-таки заполнила штаны, и в итоге оказалось, что я плыл по реке фактически с двумя огромными гирями на ногах. Эти гири никак не позволяли мне встать на ноги на мелких участках реки. Меня, как бревно, тащило по этим мелям, я считал своим копчиком все камни, но встать не мог. В конце концов с помощью соответствующих гребков руками сделал так, что мое тело прибило к галечному острову, я (опять же — как бревно) закатился на него и только тогда смог подняться на ноги.
Не менее серьезные чрезвычайные происшествия случились при сплаве по Бий-Хему в Саянах. Так получилось, что я не смог «стыковаться» с группой, сплавлявшейся с верховьев (а я «заходил» снизу от Тоора-Хема — на моторке до водопада, а затем пешком) — я опоздал на день, а группа ушла с оговоренного заранее места встречи на сутки раньше оговоренной даты «стыковки». Так как я собирался присоединиться к экипажу плота (и, естественно, кроме личного снаряжения, двух гермомешков и одного весла, ничего с собой не взял — ни гондол, ни топора), то пришлось около двухсот километров сплавляться по Бий-Хему (до Тоора-Хема) на связке полувлажных бревен (которые держали лишь часть моего веса) и спасательного жилета. Конструкция была жутко инерционной. Я опасался, что нас затянет в водопад в конце первого участка сплава. Этого не случилось, но произошло другое. На одном из крутых поворотов реки у левого берега образовался большой залом из бревен, куда потащило мое «судно» (а я восседал на нем без спасжилета). Как я ни пытался уйти от скопления бревен, сделать это мне не удалось. И меня вместе с моим псевдоплотом затащило под залом. Я плыл под водой, естественно, с открытыми глазами. Зрелище было жутким. Над моей головой и возле нее проносились бревна, и я с трудом успевал увернуть голову от них. Это был настоящий подводный слалом. В какой-то момент я заметил свободное пространство между бревнами, схватился руками за них, подтянулся и оказался на поверхности воды, а затем залез наверх залома. Мой «плот» заклинило среди бревен. Я с трудом высвободил из них свой спасжилет и принялся за вязку нового «плота» из таких же полувлажных бревен (сухих поблизости не было).
Другое ЧП случилось уже в конце сплава. До Тоора-Хема оставалось километров двадцать, однако уже вечерело. «Ракета» из Тоора-Хема в Кызыл уходила в 8 часов утра следующего дня, поэтому я всячески стремился успеть попасть в этот райцентр до вышеуказанного времени и решил идти как можно дольше (ведь порогов на Бий-Хеме больше не ожидалось). Однако, погода не благоприятствовала задуманному. Небо было закрыто тяжелыми, свинцового цвета, тучами. Из-за них переход ото дня к ночи произошел очень быстро. Буквально за несколько минут я оказался в кромешной темноте и совершенно не видел берегов. Тут меня потащило через какие-то протоки, в кромешной мгле хлестало ветками береговых деревьев, перевернув мой «плот» несколько раз. Я подумал, что жизнь дороже моих вещей, отвязал от «плота» свой спасжилет и надел его на себя. Нас еще несколько минут трепало ветками деревьев, и, наконец, все успокоилось, я попал в какую-то заводь. Ощутил ногами дно реки и потихоньку вылез на берег. Естественно, абсолютно все было мокрым, я сильно замерз, а у меня осталась сухой лишь одна-единственная спичка. Это был крайне ответственный и волнительный процесс — разжигание костра при наличии лишь одной спички. К счастью, мне удалось осуществить задуманное, и я смог высушить вещи.
Еще один пример. При сплаве по Соху на Памиро-Алае случился у нас переворот (я шел на катамаране-двойке с напарником). Напарник почти сразу оказался на берегу, а я не хотел бросать катамаран, поэтому забрался на него и пытался причалить к берегу. Но, на мою беду, мы приближались к одной из пяти метровых щелей на Сохе (здесь берега сходились, и вся река — до этого шириной метров сорок — забивалась в метровую щель среди отвесных скал, где разламывалось все, что туда попадало). Мне чудом удалось зачалить свой катамаран в трех метрах от этой щели, когда, как казалось, уже невозможно было избежать трагического исхода. Вообще нужно сказать, что мое жизненное кредо — везде и всегда бороться до конца, даже если на благоприятный исход остается лишь один шанс из ста.
И в моих заграничных экспедициях не удалось избежать чрезвычайных происшествий. Тот тяжелый случай во время сплава с Эвереста в Непале по реке Дудх-Коси ниже Джубинга, когда при прохождении через щель между камнями я вынужден был поставить на бок свой катамаран, мог закончиться для меня самым трагическим образом. Тогда получилось так, что после прохождения мощнейших 2-2,5 метровых сливов и огибания огромного валуна у правого берега я неожиданно увидел, что далее вся река с ходу протискивается в щель шириной 1 метр (мой катамаран имел ширину 2,2 м), образуя за ней водопад 2 м высотой. Катамаран навалило на камень и начало разламывать. Ничего другого не оставалось, как поставить его на бок (сам я при этом находился между гондолами) и в таком вертикальном положении пройти эту щель. После падения с водопада бурлящий поток оторвал меня от катамарана и вырвал из рук весло. Через несколько метров после первого водопада шла вторая метровая щель с еще одним двухметровым водопадом. Меня бросило туда. На некоторое время я погрузился в белую пену, ничего не видя впереди. Если бы падающему потоку повстречался какой-нибудь камень, то мне уже не пришлось бы писать эти строки.
Очень опасная ситуация случилась на реке Бури Гандаки в Непале, когда мое судно развалилось на две части, и я, схватив руками эти части, в таком положении вынужден был проходить сложнейшие пороги. 2,5-метровые валы накрывали меня с головой, я падал в двухметровые «бочки» и на несколько секунд уходил под воду. Так продолжалось минут десять. Вода была очень холодной, и я страшно замерз. Силы стали оставлять меня. И все-таки мне повезло — прибило к берегу.
Я попадал и в другие опасные ситуации. Опасности были связаны не только со сплавом по реке, но и с окружающей средой. На Каранге (в Танзании) и Голубом Ниле (в Эфиопии) я встретил крокодилов (только на Голубом Ниле 11 штук, там же «познакомился» и с бегемотом). Во многих странах (даже в сравнительно безобидной Австралии) большую опасность представляли собой змеи и пауки. На Аляске в любую минуту нам мог повстречаться медведь гризли.
Но часто не меньше пакостей, чем от представителей фауны, приходилось ожидать от местного населения. В Пакистане в районе нашего сплава с Нанга Парбат шла война между шиитами и суннитами, и в любой момент случайная (или неслучайная) пуля могла угодить в одного из нас. В Перу бесчинствовали террористы, убивая иностранных туристов. В Танзании местные бандиты нападали на белых иностранцев (моему напарнику по путешествию Гене Копейке порезали руку ножом). На острове Новая Гвинея (где я находился среди папуасов) еще не перевелись каннибалы. А о воровстве я даже и говорить не хочу, ведь меня обворовывали в Непале, Индии, Танзании, Индонезии, Эфиопии.
Не меньше проблем возникло и во время кругосветного путешествия на автомобиле. Пришлось преодолевать безобразные дороги в Мьянме, зимники в России. Меня обворовывали (в Перу, в частности, украли видеокамеру), моего напарника грабили (в Панаме и Колумбии). В Мексике мы ночевали «на природе» в горном районе, в котором хозяйничали бандиты. В Кении я чудом не попал под взрыв бомбы возле американского посольства. В Уганде меня обвинили в шпионаже и чуть не посадили в тюрьму. В Якутии в случае поломки автомашины мы могли замерзнуть на Колымском тракте (когда до ближайшего поселка было 150 км, а мороз «стоял» под -40°С; кстати, в противовес жаре почти под +60°С, которую мне пришлось переносить в Судане в пустыне Сахара). В южной части Африки я переболел малярией (хотя и в слабой форме).
Но, несмотря на все вышеописанные (а также не описанные) опасности и проблемы, путешествия доставляли мне огромную радость. Увидеть новые места, познакомиться с жизнью других народов — что может быть интереснее? И я счастлив, что мне удалось сплавиться по горным рекам в двадцати странах мира и проехать на автомобиле через шесть десятков государств.
Просто путешествовать и ходить в походы я буду до конца своих дней. Ведь для меня путешествия — это действительно образ жизни».

***

Р.S. от И. Ципуна:
В 2015 году Лысенко В.И. исполнилось 60 лет и он хочет подвести некоторые предварительные итоги своих странствий, издав большую книгу «Путешествия Владимира Лысенко», в которую войдут все пять его книг. Планируемый тираж книги – от 300 до 500 экземпляров.
Книга получится большой – 576 стр. формата А4 (из них 304 стр. – цветные на мелованной бумаге, а 272 – ч/б, обложка – твердая ламинированная). Поэтому и дорогой – 1000 руб./экз. (при тираже 350 экз.).
Самому издавать книгу Лысенко В.И. дорого, поэтому он будет издавать её по подписке (т.е. люди (организации) платят заранее, а получают книгу после издания). По подписке Лысенко В.И. уже имеет 150 тыс.руб., но ему нужно еще набрать подписчиков на 200 экз., чтобы стоимость книги была 1000 руб. (иначе она будет дороже).
Поэтому я (который увлекаюсь его путешествиями и состою в переписке с Лысенко В.И.) ищу организацию (или человека), которая выделит деньги (20-40 тыс.руб. российских = 307-615 $US) на подписку на 20-40 экземпляров его книги, либо на 1 экземпляр для частного лица.
Если Вы заинтересовались книгой Лысенко В.И. или у Вас имеются какие-либо вопросы, прошу сообщить об этом по электронному адресу Лысенко В.И. (vl@itam.nsc.ru) или мне по электронному адресу (ivan.tsipun@gmail.com).

Р.S. от администрации сайта:
ВЛАДИМИР, ПОЗДРАВЛЯЕМ ВАС С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!!!
ЗДОРОВЬЯ, РАДОСТЕЙ И ДАЛЬНЕЙШИХ СВЕРШЕНИЙ!!!

 ВСЕХ, ВСЕХ, ВСЕХ ХАЕВЦЕВ С НОВЫМ ГОДОМ!!!!

ЕРМОЛАЕВ Владимир, 1-й факультет, 1971 г. выпуска (Россия, Иркутск)

БОНДАРЬ ОЛЕГ, 5-й факультет, 1971 г. выпуска (Украина, Харьков)
Новый год! Мильён тостов!
Я такой поднять готов:
— За хвостатых Обезьянов,
И Студентов – без хвостов!!!
И ПОЗДРАВЛЕНИЕ ОТ ХАЕВСКОЙ ВНУЧКИ — ДАРЬИ БОНДАРЬ

Bondar Darya


Типичный студент ХАИ | District Zhukovsky
https://vk.com/tip_khai

Новогодняя елка у технарей-двигателистов... Моторный корпус.


А это кафедра 203 под елочкой